Произведения:      Нажмите здесь   
  Алексеев Никита (Алексей Никитин) 

 Биографические данные 
 
1953, Москва
1972 – Московское художественное училище памяти 1905 года (отделение промышленной графики и рекламы)
1973–1976 – учился в Московском полиграфическом институте (факультет художественно-технического оформления печатной продукции)
С начала 70-х выпускает «самиздатовские» книги, альбомы
1975–1980 – участник группы «Коллективные действия»
1979 – один из организаторов МАНИ (Московского архива нового искусства)
1982 – один из основателей АПТАРТа
1987–1993 – жил во Франции
1986 – 1987 год принимал участие в группе «Среднерусская возвышенность».
2003 — стипендия с резиденцией Управления по делам культуры Дюссельдорфа.
2004 — стипендия Фонда Иосифа Бродского и Американской академии в Риме.
Живет и работает в Москве.
 

 В каких собраниях работы 
 
Государственная Третьяковская галерея, Москва;
Государственный Русский музей, Санкт-Петербург
Государственная коллекция современного искусства, ГЦСИ, Москва
Московский музей современного искусства, Москва;
Московский дом фотографии, Москва
Музей актуального искусства ART4.RU, Москва;
Музей современного искусства, Оклахома, США;
Музей Джейн Вурхис Зиммерли, коллекция Нортона и Нэнси Додж, Ратгерс университет, Нью-Брансуик, Нью-Джерси, США;
The Nasher Museum of Art at Duke University, Durham, США
Kupferstichkabinett, Музеи Берлина
Музей почты, Париж.
Фонд культуры «Екатерина», Москва
Галерея М. Гельмана, Москва;
Коллекция Леонида Талочкина «Другое искусство», РГГУ, Москва
Коллекция Николая Паниткова, Москва;
Коллекция Вадима Захарова, Москва - Кельн
Коллекция Андрея Монастырского, Москва
Коллекция Пьера Броше, Москва
Коллекция д-ра Штеффена Андрэ, Мюнхен
Коллекция Р. Ламбсдорф фон дер Вайде, Бонн, Германия;
Коллекция И. Налепа, Берлин, Германия;
Коллекция Ю. Хартен, Дюссельдорф, Германия;
Коллекция П. Спровьери, Рим, Италия;
Коллекция И. Кизо, Париж, Франция;
Коллекция Ж. Матшере, Париж, Франция;
Коллекция П. Миро, Париж, Франция;
Коллекция О. Моране, Париж, Франция.
 

 Участие в выставках, аукционах 
 

ПЕРСОНАЛЬНЫЕ ВЫСТАВКИ

1984
Для души и тельца (совместно с Константином Звездочетовым). Галеpея АПТАРТ (Квартира Н. Алексеева), Москва

1986
Никита Алексеев. «Детский сад», Москва

1989
Liebe und Tod des Nikita Alexeev. Galerie Roesinger, Кельн, ФРГ

1990
Nikita Alexeev. Galerie Roesinger, Кельн, ФРГ

1992
Крестообразные песни. L-галерея, Москва
Palais de I`arbre balai. La Base Centre d`Art Contemporain, Леваллуа-Перре, Франция

1993
Живопись, графика, скульптура. Якут-галерея, Москва

1994
Тяжесть и нежность. L-галерея, Москва
Две луны. XL-галерея, Москва

2003
Предсмертные рисунки. Всякое дыхание да славит Господа. Галерея «Улица О.Г.И.», Москва

2004
Монтаж / Final Cut. Е.К.АртБюро, Москва
Полотенца. Воспоминания о лете. XL-галерея, Москва

2005
Двенадцать из Гольцхейма (совместно с И. Данильцевым). Московский Дом фотографии, Москва

2006
Черные полотенца для карачохели. Е.К.АртБюро, Москва

2007
54 зимы. Музейный центр Российского государственного гуманитарного университета, Москва
Ширмы. Государственный Музей архитектуры им. А. В. Щусева, Москва
Серебро - золото. 33702 Путиных и другие истории. Галерея «Paperworks», Москва

2008
Это есть. Этого нет. Это есть. Галерея GMG, Москва.

2009
Виды Заречья. Государственный центр современного искусства, Москва.


ГРУППОВЫЕ ВЫСТАВКИ

1974 2-й открытый просмотр картин на открытом воздухе. Парк Измайлово, Москва
1975 Выставка произведений московских художников. ВДНХ, павильон "Дом культуры", Москва
1976 La Peinture russe contemporaine. Palais des Congres, Париж
1977 La nuova arte Sovietica: una prospettiva non ufficiale. La Biennale di Venezia, Венеция
1982 1-я выставка галереи APTART. Галерея APTART, Москва
1983 APTART в натуре. Калистово, Московская область
Come Yesterday and You’ll Be First. City without Walls: an Urban Artists Collective Inc. Contemporary Russian Art Center of America. Newark, New Jersey; Нью-Йорк
1984-1985 APTART. Moscow Vanguard of the `80s. Contemporary Russian Art of America, Нью-Йорк - Washington Project for the Arts, Вашингтон
1986 Искусство против коммерции (Битца за искусство), однодневная выставка-акция. Битцевский парк, Москва
1987 Творческая атмосфера и художественный процесс – 1-я выставка Клуба авангардистов. Выставочный зал Пролетарского района на Восточной ул., Москва
Ретроспекция. 1957–1987. Объединение "Эрмитаж", выставочный зал на ул. Профсоюзная, 100, Москва
1988 ИсKUNSTво I. Kunstlerwerkstatt im Bahnhof Westend, Западный Берлин
1989 Дорогое искусство. Московский Дворец молодежи
Wirklichkeit als konzept II. Die juengere generation. Galerie Inge Baecker, Кельн
1991 MANI Museum – 40 Moskauer Kunstler. Karmelitenkloster, Франкфурт-на-Майне
Современное советское искусство: От оттепели до перестройки. Setagaya Art Museum, Токио
1992-1993 a Mosca... a Mosca... Villa Campolieto, Геркуланум - Galleria Communale d’Arte Moderna, Болонья
1994 II Cetinjski Bienale. Vladin Dom; Rusko Poslanstvo, Цетине, Черногория
1994 "Майская выставка". Дом художника на Кузнецком мосту, Москва
1994 "Пограничные зоны искусства". Фестиваль современного искусства. Художественный музей, Сочи
1994 Cetinjski Bienale II. Цетине, Черногория
1994 "Победа и поражение". Галерея "Obscuru Viri", Москва
1995 "Kunst im verborgenen. Nonkonformisten Russland
1957-1995". Коллекция современного искусства Музея-заповедника "Царицыно". Wilchelm-Hack Museum, Людвигсхафен-на-Рейне; Documenta-Halle, Кассель;
1995 Staatliches Lindenau Museum, Альтенбург, Германия
1995 "Сухая вода". Бахчисарайский дворец-музей, Бахчисарай, Крым
1995 "Прогулки за горизонт". Профсоюзная, 100, Москва
1995 "Москва-Ереван. Вопрос ковчега". Музей современного искусства, Ереван, Армения
1995 "Зимний сад". Культурный центр "Феникс", Москва
1995 "Esotericum". XL Галерея, Москва
1995 "Позиции". Академия искусств, Мюнхен, Германия
1995 "Zeichnungen der moskauer Szene". Galerie Hohenthal & Littler, Мюнхен, Германия
1995 "Jenseits der Mauer". Kleine Humboldt-Galerie der Humboldt-Universitat. Берлин, Германия
1995 "New Russian Art: Paintings from the Christian Keesee Collection". City Art Center, Оклахома-Сити, США
1996 "Copyright-96". Айдан Галерея, Москва
1996 "О доме". Профсоюзная, 100, Москва
1996 "Как рисовать лошадь (часть вторая)". ЦДХ, Москва
1996 "В гостях у сказки" (куратор О.Саркисян). ЦСИ, Москва (каталог)
1996 "Кто я" в рамках Международной биеннале современного искусства. Тбилиси, Грузия
1997 "Экология пустоты". ИСИ, Москва
1997 "Навстречу другой Европе". Посольство Греции, Москва
1997 Международная художественная ярмарка АРТ-МОСКВА, XL Галерея. ЦДХ, Москва
1997 Марь Иванна – б...дь и дура". Галерея "Red Art", Москва
1997 "Mystical Correct". Hohenthal und Bergen Galeria. Берлин, Германия
1998 "Евроремонт". Выставочный зал Культурного центра "Славянский", Москва
1999 "Родина или смерть" (совместно с Ф.Богдаловым, И.Вальдрон, К.Звездочетовым, Б.Матросовым, группой «Митьки», группой «Перцы», А.Филипповым). Музей Зверева, Москва
2000 Red Square - White Tower. Volgo Balt freighter, Салоники, Греция
Samizdat. Alternative Kultur in Zentral- und Osteuropa: Die 60er bis 80-er Jahre. Akademie der Kuenste, Берлин
2003 Neue Ansaetze. Zeitgenoessische Kunst aus Moskau. Kunsthalle, Дюссельдорф, Германия
2003 Moskauer Konzeptualismus. Kupferstichkabinett, Берлин
2004 Новые поступления. Государственный Центр современного искусства, Москва
Esotericum. Карты Таро. Московский Музей современного искусства, Москва
2005 Apt Art. 1982-1984. Е.К.АртБюро, Москва
Квартирные выставки. 1956-1979. Музейный центр Российский государственный гуманитарный университет, Москва
Сообщники. Государственная Третьяковская галерея, Москва
International biennale of contemporary art 2005. Прага
2006 Осторожно, стекло. Государственный Музей изобразительных искусств им. А.С.Пушкина, Москва
Последние романтики Советского Союза. Зверевский центр современного искусства, Москва
Artists Against The State: Perestroika Revisited. Ronald Feldman Gallery, Нью-Йорк, США
Off Book. Ex Libris/Вне Книги. Государственный Центр современного искусства, Москва
Лексикон современного искусства. Статья 1. Идентичность. Фонд «Эра», Москва
2007 Дневник художника. Центральный Дом художника, Москва
Горе от ума. Государственный Литературный музей, Москва
1st Thessaloniki Biennale of Contemporary Art. Салоники, Греция
Слово и изображение. Государственный Центр современного искусства, Москва
Соц Арт. Государственная Третьяковская галерея, Москва; La Maison Rouge, Париж
Москва-Нью-Йорк. Сеанс одновременной игры. Государственный Центр современного искусства, Москва
Arte Contro. Museo di arte moderna e contemporanea di Trento e Rovereto, Роверето, Италия


ИНДИВИДУАЛЬНЫЕ АКЦИИ

70-е гг. "Вишневый сад". Платформа Ховрино, Московская обл.
70-е гг. "10000 шагов" (документация в кн. Kulturpalast). Станция Калистово, Московская обл.
"Шум". Коломенское, Москва
80-е гг. "Тусовка", акция без названия (снята на видео С.Хэнсген, журнал ` Infermental), Москва
80-е гг. "Бедные вещи". Москва
1996-97 3 акции в составе группы "Коллективные действия". Москва
1997 "Инш Аллах" в саду церкви Карие Джами, Стамбул
 

 Автор о себе 
 
Родился 12 января 1953 года в Москве. Отец - журналист, мать - филолог. С 1964 до 1967 учился в Московской средней художественной школе, откуда был исключен, затем, с 1968 до 1972 - в Московском художественном училище Памяти 1905 года, которое закончил по отделению промграфики и рекламы. Потом три года учился в Московском полиграфическом институте, пока не надоело. Долгое время работал иллюстратором и оформителем книг в московских издательствах.
Мне повезло в детстве: родители общались с Дм.Краснопевцевым, Г.Костаки, О.Рабиным. В 1967 году познакомился с М.Рогинским, его живопись произвела на меня большое впечатление. В 1969 я подружился с А.Монастырским, Н.Панитковым, Л.Рубинштейном, общение с которыми оказалось для меня очень важным.
Начинал я как почти все - с чего-то вроде "сюрреализма" (достаточно абстрактного). Тогда же делал рукописные, разрисованные книжки стихов, так что интерес к совмещению рисунка и текста возник давно. В самом начале 70-х появилась хоть какая-то информация о концептуализме и предшествовавших ему или связанных с ним течениях (впрочем, про Дюшана знал уже раньше). Интересно, что "концептуализация" московского искусства происходила в большой степени благодаря музыке - творчеству Джона Кейджа и других композиторов - и их пропагандистам в Москве, например, Алексею Любимову. Все это, кроме того, было замысловато переплетено с мистическими и эзотерическими практиками, которые, впрочем, воспринимались инструментально, как возможные способы нового подхода к искусству. Именно тогда я начал формулировать для себя "негативный" подход к искусству: оно не ремесло, не религия, не политика, не наука, так как табуретки, рай, общественная деятельность, научные открытия прямого отношения к нему не имеют, хотя искусство и может в собствнных целях к ним стремиться или их использовать. К тому же, цели искусства формируются постоянно, и определить их диахронически невоможно. Разумеется, речь идет о критическом, современном состоянии искусства, в Х1Х веке я скорее всего художником не стал бы.
В 1975-80 был членом группы "Коллективные Действия". В конце концов, в результате разногласий с Монастырским (я считал, что наша деятельность чрезмерно переполняется интерпретированием и замыкается в узком кругу московской "элиты") вышел из "К.Д.". В эти же годы познакомился с И.Чуйковым и И.Кабаковым, которым обязан очень многим. Ближе к концу десятилетия сошелся с художниками "второго" поколения - "Мухоморами", А.Филипповым, В.Захаровым, Ю.Альбертом, М.Рошалем. Это было время очень важных изменений в московском искусстве. Хотя, теперь я понимаю, что Монастырский был совершенно прав в своей последовательности: без долгой деятельности феномен "К.Д." оказался бы неполон, а творчество других художников, например, "Медгерменевтики" (и, соответственно, следовавших за ними) не было бы возможно.
В конце 70-х был одним из инициаторов "МАНИ" (Московского архива нового искусства), предприятия очень своевременного в эпоху отсутствия выставок, прессы и вообще открытого общения. В 1982-84 держал у себя в квартире "галерею АПТАРТ". В 1985-87 принимал участие в деятельности рок-группы "Среднерусская Возвышенность" (организаторы С.Гундлах и Н.Овчинников). В 1987 году уехал во Францию - как по чисто личным причинам, так и потому, что в Москве начиналось истерическое время, мне не нравившееся. Впрочем, связей со своим московским кругом не прерывал, участвуя в совместных проектах и регулярно приезжая в Москву. В 1993 году вернулся обратно, так как причины эиграции - для меня и по крайней мере пока - перестали существовать. Не имея иллюзий по поводу происходящего в культуре и обществе, я считаю, что именно сейчас происходит кардинальный перелом, который, возможно, полностью изменит понятие искусства или вообще сделает искусство в его нынешнем понимании неактуальным. Мне интересно видеть, каким образом мое индивидуальное понимание искусства может существовать в новом пространстве, и может ли.
 

 Критика 
 

Никита Алексеев — представитель среднего поколения московского концептуализма, участник легендарных акций "Коллективных действий" и выступлений не менее легендарной группы "симулятивного рока" "Среднерусская возвышенность", основоположник движения "Аптарт", то есть квартирного искусства, базировавшегося именно в его квартире, и вообще человек, неотделимый от новейшей истории отечественного искусства. Да и искусство Никита Алексеев мыслит как своего рода историю, включающую в себя как вековые метафизические споры, так и перипетии личных отношений.

Вернисаж в GMG совпал с выходом автобиографической книги Никиты Алексеева "Ряды памяти", изданной НЛО. Книгу предлагается считать одной из частей проекта — наряду с новыми сериями графики и объектов, а так же документацией перформанса, проведенного Никитой Алексеевым на биеннале современного искусства в Салониках и в Гюмри, а также в Москве. Художник расклеивал по городам листы красной бумаги с единственной надписью "Этого нет" — в этаком дзенском духе, напоминающем старинные акции его друзей-концептуалистов Вадима Захарова и Виктора Скерсиса, которые во времена группы СЗ создавали лаконичные граффити типа "Вот!" и "Как?", а также их невольных последователей, совсем недавно испещрявших московские заборы надписями "Смысл". На продолжающих экспозицию трогательных рисунках обо всем и ни о чем надписи уже варьируются: между двумя "Этого нет" появляется одно "Это есть". И неважно, на какой именно рисунок попадет надпись: так, сущим может быть признана русалка, а несуществующим — табуретка.

Свой предваряющий выставку текст Никита Алексеев назвал "Философия после искусства" — в противовес знаменитому манифесту основоположника концептуализма Джозефа Кошута "Искусство после философии". Господин Алексеев уверяет, что вопреки упованиям Кошута искусство так и не стало универсально ясным языком анализа. "Философия после искусства" — это также название представленной на выставке новой графической серии, представляющей более или менее философические диспуты самых непредсказуемых собеседников. На рисунках почти в духе знаменитой встречи зонтика с пишущей машинкой представлены беседы шкафа с телевизором, барышни и снеговика, средневекового рыцаря и кактуса. А сопровождающие их тексты приводят не менее причудливые диалоги великих художников ХХ века с самыми непредсказуемыми собеседниками. Так, Йозеф Бойс обсуждает с плюшевым мишкой, что есть красота, Макс Эрнст интересуется мнением Карла Маркса о природе времени. Энди Уорхол выясняет у Ильи Муромца, всегда ли один и один равны двум. Это только кажется, что философия — это обязательно диалоги античных философов или дзенских мудрецов. На самом деле Никите Алексееву в концептуализме не хватает обычного разговора по душам, который он тащит в свое искусство не без иронии — но в результате получается вполне убедительный концептуализм с человеческим лицом. А "Философию после искусства" можно понимать и в духе реплики из чеховских "Трех сестер": "Если чая не дают, то давайте хоть пофилософствуем".

Ирина Кулик. Художник своего слова. Газета «Коммерсантъ». № 176 (3993) от 30.09.2008


Открывшаяся в Аптекарском приказе Музея архитектуры выставка продолжает важную для Никиты Алексеева тему смиренной вненаходимости художника, желающего не загаживать мировое пространство своими крупноформатными и дорогостоящими объектами-амбициями, а оставлять лишь эскизный план воспоминаний. В средневековом Аптекарском приказе шелковые, расписанные пастелью ширмы образуют нежный чертеж идеального места, куда хотелось бы попасть. Это именно экран (screen) мечты. И удивительно рифмуются эти экраны и со своим обрамлением: красивейшими арками древних палат, и с метафизическими "раскладушками" пространств итальянских улиц Джорджо де Кирико. И гулять внутри этого "заэкранья" могут только знающие толк в странствиях и ностальгии по эфемерному домашнему уюту, настырные в своем свободолюбии кошки.

Сергей Хачатуров. Ширма, гулявшая сама по себе. Выставка Никиты Алексеева в Музее архитектуры. Время новостей. 19.07.2007


Ширма – это нечто среднее между мебелью и произведением искусства: ее можно использовать, чтобы отгородиться от мира, а можно, наоборот, смотреть на нее как на картину и расширять горизонты. Чтобы настроить публику на нужный лад, художник сопроводил выставку цитатой из Бертрана Рассела: "За ширмой... многие предпочитают умереть, чем начать думать. Обычно им это удается". Росписи ширм – искусство теплое, понятное, сделанное для души и комфорта, а не для суровых концептуальных биеннале.
Никита Алексеев расписал пастелью натянутые на планшеты шелковые полотна весьма условными архитектурными пейзажами – только с одной стороны, на восточный манер. В результате получилось несколько ширм совсем простых, одно- и двустворчатых пара трехстворчатых и одна длинная – четырехстворчатая. В дополнение художник сделал еще одну – совсем маленькую, для детей или лилипутов.

В начале своей карьеры Никита Алексеев входил в узкий концептуалистский круг, устроил у себя дома галерею – знаменитый "Аптарт" (apartment art), который пользовался неизменным интересом "искусствоведов в штатском". Он был и остается одним из постоянных участников медитативных перформансов группы "Коллективные действия". Во время перестройки Алексеев играл в рок-группе "Среднерусская возвышенность", много выставлялся за рубежом, да там и остался, потом были бесцельно прожитые в Париже годы, побег из искусства и возвращение на родину.

Вторая попытка изобразить нечто важное для себя и окружающих, которую художник предпринял несколько лет назад, была совсем другого рода: на листах бумаги появлялись многочисленные, хотя и однообразные, образы: собачки, зайцы, кресты, деревья. Зайцев Никита Алексеев уважает особенно – за простой силуэт, а также исключительную скромность. Последние годы Никита Алексеев работал в основном пастелью на бумаге: делал "предсмертные рисунки", расписал на 50 метрах собственную биографию, фиксировал для вечности прогулки с собачкой. Ничего загадочного, малопонятного и заумного он давно уже не производит. Истинный сноб идет своим путем, предпочитая популярным маршрутам пустынные тропинки, – изготавливает в большом количестве силуэты зайцев и делает ширмы, в общем, занимается всякими пустяками.

Фаина Балаховская. Никита Алексеев "Ширмы". TimeOut. 20.07.2007
 

 Библиография 
 
Российский акционизм 1990—2000. «World Art Музей» № 28/29. — М.: Книги WAM, 2007. — 416 с.
Кулик И. Ширменный прием // Коммерсантъ. — 2007. — 23 июля.
Балаховская Ф. Призывание весны // Время Новостей. — 2005. — 23 марта.
Кулик И. Художник Никита Алексеев распродает свою жизнь по кускам // Коммерсантъ. — 2004. — 17 июля.
 

* - Информация предоставлена Центром Современного Искусства Сороса, Москва.

Запрос дополнительной информации о художнике

© 1994-2018 ARTINFO
дизайн ARTINFO
размещение ARTINFO