ЕЖЕДНЕВНЫЕ НОВОСТИ ИСКУССТВА@ARTINFO

В
МОСКВЕ  В МИРЕ  
В РОССИИ  В ПИТЕРЕ  В ИНТЕРНЕТЕ  ЯРМАРКИ ПЕРИОДИКА

Итервью с Владимиром Овчаренко (Галерея Риджина www.regina.ru )

Журнал КОМОD N9.
В Москве можно купить:  О.Г.И. (Потаповский 8/12), AdMarginem (1-й Новокузнецкий 5/7), Гилея (Б.Садовая 4), Летний сад (Б.Никитская 46), Искусство и религия (Кузнецкий мост 1). В Питере: Борей (Литейный 58), Летний сад (Большой проезд, Петроградская сторона, 82)
В ноябре на сервере Артинфо открывается сайт журнала КОМОD.

В.О. - Владимир Овчаренко.
К. - Журнал КОМОD

К.: Ваша галерея сейчас в уникальном состоянии, когда-то она была успешной, теперь она заново открывается, возрождается. Каковы различия между тем, что было раньше и тем, что стало. Есть ли различия. Изменились ли приоритеты галереи?

В.О.: Различия связаны просто с тем, что произошли какие-то изменения в стране, в ситуации, жизненные обстоятельства. Какой-то другой этап, Может, постарели все, и мы, и художники с которыми мы работаем. Все стало повзвешенней, это, во-первых. А во-вторых, честно говоря, мы от своего радикализма ничуть не отказываемся, просто мы не очень готовы заниматься сырыми, с нашей точки зрения, проектами. А молодые, к сожалению, сейчас отличаются неумением, непроработанностью и сыростью проектов. Поэтому , к сожалению, пока нет проектов, похожих на то, что мы делали раньше. Мы – галерея, мы не художник, мы выставляем то, что художник сделал. Мы работаем со своими художниками и если они стали делать другое искусство – мы с ними заодно.

К.: В большей части последних проектов “Риджины”, радикализм проявляется в нарушении сексуальных табу. Этот наклон даже окрестили пафосно-половым.

В.О.: О чем ведают художники, о том и мы поведаем своим зрителям. Наверное, эти темы волнуют, они актуальны, мы это чувствуем, не вижу, что здесь есть уклон. Далее у нас запланированы выставки Звездочетова, Куприянова, Чуйкова – ни один из них не подходит под означенную “тенденцию”. Для нас тема не является самым главным. Нами не владеет идея того, что все проекты, показываемые в “Риджине” должны обязательно связываться с сексом или там с детьми. То есть просто это стечение обстоятельств.

К.: Раньше в “Риджине” большую роль играл Олег Кулик, на сегодняшний день, кто куратор вашей галереи?

В.О.: У нас куратора нет, существует дирекция галереи, я и Регина, и Олег Кулик, как один из наших художников.

К.: То есть вы продолжаете с ним сотрудничать?

В.О.: Все-таки, Олег Кулик сейчас больше работает как самостоятельный художник, он не настаивает на том, чтобы его имя ассоциировалось с проектами галереи. Но мы часто общаемся, у нас хорошие добрые отношения.

К.: Можете ли вы как-то очертить свое кредо? В Москве всего 5-6 галерей, занимающихся современным искусством, у каждой из них есть своя специфика. Сформулируйте, чем вы отличаетесь от галерей Гельмана, XL, Fine art, Айдан?

В.О.: Не мне критиковать, обсуждать и говорить об этом, это дело стороннего наблюдателя. Просто мы видим свою задачу в том, чтобы быть проводником между художником, зрителем и покупателем. Наша роль в том, чтобы в совместной работе с художником показать его лучшую сторону, для нас художник всегда на первом месте, нас никто не может в этом упрекнуть, потому что мы всегда на своих акциях или выставках подчеркиваем, что: “такой-то художник сделал это”.

К.: В “прошлой своей жизни” ваша галерея была выставочной площадкой, о которой многие говорили, как о некоммерческой. Сегодня современное искусство покупается? Галерея работает как галерея?

В.О.: Она всегда так работала. А то, что люди говорят вокруг – я не могу обсуждать, у каждого может быть свое мнение, и я с ним никогда не спорю.

К.: А кто на сегодняшний день ваши покупатели – в основном российские или иностранные?

В.О.: У нас в основном российские покупатели.

К.: А этот бизнес он же приносит прибыль или это до сих пор некое желание, чтобы галерея существовала, но настоящих прибылей нет.

В.О.: Если мы здесь сидим, и продолжаем этим заниматься, и не плачем, значит, все не так плохо, и мы как-то существуем.

К.: Пообщавшись с другими галеристами, выясняется, что далеко не всегда, несмотря на то, что есть спрос современное искусство – это основой бизнес. Деньги на организацию выставок зарабатываются в смежных областях, как вы относитесь к своему бизнесу?

В.О.: Для нас это долгосрочный бизнес, может, он не приносит прибыли сегодня или неделю назад, бизнес план составить нельзя, но он имеет свою специфику, это жесткий, консервативный бизнес, кто бы что об этом не говорил, какие бы щеки там не раздувал. Если рассматривать галерею не как бизнес, тогда это просто не галерея, это другое культурное пространство, другое предприятие.

К.: Насколько вы считаете себя влиятельной институцией, насколько далеко идут ваши претензии в этой области?

В.О.: Пусть об этом говорят другие…Это наше занятие, которое приносит какой-то моральный и материальный доход. В наши задачи не входит позиционирование, этим занимаются специалисты по рекламе и PR, мы считаем, что то, что мы делаем, говорит само за себя. Дополнительно вносить диссонанс в нашу деятельность ни к чему.

К.: Вы ограничиваетесь только Россией в своей выставочной деятельности?

В.О.: Наши художники участвуют в выставках за границей. И галерея сама участвует в ярмарках на Западе. Классический пример: проект Уткина на последней архитектурной биеналле получил приз за проект, который пять лет назад выставлялся в “Риджине”. Мы никак не препятствуем нашим художникам. Мы приветствуем проявление интереса к художникам нашей галереи и всячески этому содействуем.

К.: Как обстоят дела у Олега Кулика?

В.О.: Дела у него идут отлично, художник двигается и является образцом и примером для других – при определенной настойчивости в достижении цели и в утверждении своих собственных идей человек может многого достичь, даже родившись в России и не имея большого художественного образования. Это пример для подражания художникам, которые, иногда имея определенный талант и неплохое начало, позволяют себе расслабляться и считать, что они – звезды.

К.: Как вы контактируете с художниками? Может ли талантливый художник к вам прийти прямо “с улицы”, предложить свой проект и его осуществить или есть какие-то принципы отбора, по которым художник попадает в поле вашего влияния?

В.О.: Ну, может прийти. Мы регулярно просматриваем какое-то количество материала. Но я не помню, чтобы кто-то пришел, и мы что-то сделали. Тем более, что мы десять лет существуем и никогда чего-то такого случайного не происходило. Если художник на чем-то упорно настаивает, постоянно участвует в выставках, то рано или поздно он будет замечен и приглашен.

К.: Сегодня “Риджина” предпочитает представлять персональные проекты или сборные кураторские?

В.О.: С моей точки зрения, галерейное пространство достаточно консервативное, это не место для упражнений куратора, есть другие площадки, где кураторы могут осуществлять свои проекты и могут это сделать с размахом. Ну и особенно интересных кураторских идей нам пока не предлагали.

© 1994-2017 ARTINFO
дизайн ARTINFO
размещение ARTINFO