ЕЖЕДНЕВНЫЕ НОВОСТИ ИСКУССТВА@ARTINFO

В МИРЕ  В МОСКВЕ В РОССИИ  В ПИТЕРЕ  В ИНТЕРНЕТЕ  ТЕКСТЫ  НАВИГАТОР ОРГАНАЙЗЕР  ВЕЛИКАНОВ ЯРМАРКИ ТЕТЕРИН НЬЮС  ПЕРИОДИКА ФОТОРЕПОРТАЖИ УЧЕБА РАБОТА КОЛЛЕГИ АРХИВ

Его превосходительство любил левые дискурсы и брал гранты или Манипулирование как искусство - часть 2.


Не все так плохо, как кажется на первый взгляд, - так закончилась первая часть статьи "Манипулирование как искусство". Разговор шел о том, что искусство бессильно при попытках работать с современным информационным миром. Несколько жалких экспериментов с архетипами массового сознания иллюстрировали этот факт. Между тем есть персонажи, которые безусловно принадлежат к миру современного искусства и довольно хорошо овладели практикой информационного манипулирования. К ним относится такой известный куратор, как Иосиф Бакштейн. Вообще его быстрый взлет на российской и международной сценах в конце 80-х годов во многом был основан на возможности получать информацию, в частности, из зарубежных журналов по искусству. А умение адекватно интерпретировать эту информацию, наладить необходимые контакты, организовать серию актуальных проектов, - все это способствовало тому, что Иосиф Маркович стал одной из наиболее важных фигур на московской арт-сцене. Но та же информация сыграла с ним злую шутку в конце 90-х. Почва ушла из-под ног, пришлось хвататься за что попало и чем попало, чтобы не упустить завоеванное влияние. Информационный мир вообще образование сложное, а когда дело касается тончайших и эфемернейших флюидов сферы искусства, то сложность умножается многократно. Из тех самых западных журналов по искусству и философии в Россию хлынул поток французского постструктурализма, одним из основных положений которого является невозможность объективного восприятия действительности здесь и сейчас, о чем так ясно говорят сами термины - внеличностные структуры, трансцендентальное означаемое, неструктурное в структуре. В этом контексте художнику и его другу куратору самое время попробовать смотреть на мир не своими глазами, не своим сознанием. Воля личности всегда имеет тоталитарный привкус, а порочность тоталитаризма сегодня очевидна.

Почему же Бакштейн (как и многие другие кураторы и галеристы) превратился в Карабаса Барабаса, дрессирующего свой кукольный театр и навязывающего ему свою волю? Да, собственно, по той же причине, по которой персонажи мира реального (условно реального) предпринимают попытки манипулирования массовым сознанием. Товарищ Буш, камрад Бен Ладен, мистер Путин и кукла Барби успешно жонглируют архетипами, плодят условности и штампуют клише в головах благодарных граждан медиа-мира. Вспоминаются тезисы времен социалистического реализма - искусство должно отражать окружающий мир. Оно и отражает. Блестящая, отполированная телесность Иосифа воспроизводит вездесущий манипуляционный тоталитаризм. Между тем как хотелось бы, чтобы современное искусство, вооруженное последними достижениями философской мысли, смогло найти, определить эстетику и даже онтологию нового медиа-мира. Но нет, злобные болванчики-кураторы повторяют движения больших болванов с удивительной точностью. Между тем, Иосиф Маркович - человек образованный, защитил кандидатскую философскую диссертацию по теме "Социальные функции культуры и культурных институтов". И он мог бы, мог бы...

Современный мир - очень сложный и тонкий организм, ну, вот скажем, как кровеносная система, - множество связей, сложная биохимия, баланс множества процессов. Для того чтобы хотя бы немного приблизится к его красоте и совершенству, необходимы длительные совместные усилия науки и искусства. Но есть такие карлики-гномики, обладающие своим подземным знанием, которые способны увидеть не все, но немногое... Способны своим дьявольским чутьем безошибочно найти под кожей пульсирующий сосуд и впиться в младенца своими острыми треугольными зубами. Так что правы были те матери, которые пугали своих детей нехорошими монстрами еще несколько столетий назад. Только тогда они, монстры, были так, пустяком, сгустком коллективного бессознательного, а теперь превратились в реальность, хотя и местами виртуальную.

"...только я могу "правильно", т.е. наиболее сбалансированно, эстетически корректно изложить смысл происходящего. И когда я пытался до конца осознать, какие же мои навыки и качества позволяют мне достичь этого эффекта, я понимал, что главное из этих качеств и навыков - это стремление к обладанию максимально возможным числом степеней свободы. Свободы и экзистенциальной, и интеллектуальной". (Иосиф Бакштейн, из сборника "Поездки за город", изд-во Ad Marginem, Москва 1998, стр. 693.) Да и никто не сомневается в ваших выдающихся качествах, Иосиф Маркович! Для того чтобы с такой легкостью расправится с этим младенцем - современным московским искусством, нужны изрядные таланты. Чего стоит только одна история - эффектная закулисная манипуляция с Центром Сороса! Причем Бакштейн никогда не занимал официальных должностей, связанных с этой институцией. Но всегда умел стоять где-то рядом с главным рычагом, который поднимал на обозрение публики очередную куклу. Вообще-то никакой точной информации об этой закулисной возне нет, так, слухи, комментарии и слухи про комментарии. Но все как-то знают, когда образовался центр Сороса, Бакштейн сам Алпатову назначил, а потом сам же ее и снял. Худо ли бедно, но центр под руководством Алпатовой работал, гранты давал. Давал, правда, как-то криво и косо. В основном своим. Что значит "свои", тоже понятно. Бакштейн любит говорить - художники это я, я всех знаю, а если кого не знаю, то этот человек - не художник. Один мой знакомый, уважаемый и симпатичный человек, поэтому не буду называть его имени, рассказывал мне, что получил грант на производство сайта, но ничего не сделал, деньги пропил и попал в черный список. А сайт потом сделал кто-то другой и совсем бесплатно. Таких примеров - немало. Я думаю, многим хоть раз в жизни приходилось сдавать экзамен человеку, который разбирается в предмете хуже экзаменуемого. Просто экзаменатор - "свой", а экзаменуемый - нет. А еще есть тот, кто определяет принадлежность к своим. И вот он как-то раз сказал Алпатовой - как же мы все тут такие умные и продвинутые, а ты нам будешь говорить, кому давать, а кому не давать? Мы сами будем все решать! А дай-ка мы сейчас организуем общественный совет, некоммерческую регрантовую организацию, которая будет денежки дяди Сороса делить и своим распределять. А чтобы не подраться, Гельману, Мизиано и другим генералам председательский портфель не давать, а назначить Елагину, или нет, лучше Бохорова, а еще лучше вот, - тут ко мне девушка приходила чинить компьютеры, хорошая такая девушка, Катя Кислова, а все теперь решают молодые, пусть она будет председателем!

В Санкт-Петербурге в этот момент тоже было не просто, Сорос прекратил финансирование всех Центров современного искусства. Но там была Коловская, которая сумела превратить бывший Центр в институт Про Арте и найти другие источники финансирования. И вот, в результате длительной московской свары в конце 2000 года денежки, выделенные в Москве Институтом Открытое Общество (OSI) на художественные проекты (около ста тысяч американских рублей), неожиданно получил институт Про Арте. То есть отдел культуры OSI, неспособный выдавать гранты сам (ведь неизвестно, кто свой, а кто чужой), поручил это делать Коловской. Ну, натурально, и московским надо чего-нибудь дать! И ведь бегал Иосиф в последние дни 2000 года с выпученными глазами в поисках дорогого видеооборудования, для того чтобы срочно отчитаться о том, как потрачены средства, полученные из Питера. Слухи, слухи... Ведь говорят же о том, что вся эффектная комбинация проведена не Бакштейном, а Коловской. И что полученные тогда деньги - благодарность за игру в правильные ворота. Так что, может быть и не про Иосифа Марковича надо писать как про гениального манипулятора. Он же, в конце концов, просто дремлет в вагоне электрички, сладко мечтая: "В поезде моя нервозность спала и я стал прислушиваться к переводу статьи про парижскую ярмарку искусств, который делал М.Рыклин. И.Кабаков с большой заинтересованностью внимал М.Рыклину. Было понятно, что где-то идет большая жизнь, делятся большие деньги, но я к этому не имею отношения. И от этого становилось и грустно и легко: не нужно думать о помещении капитала, но если вдруг кто-нибудь что-нибудь подарит, или денежки сами собой притопают, то тоже неплохо. Сколько проблем можно сразу решить".

Ну да бог с ними, с деньгами, не только в них счастье и даже не в их количестве. Надо же и профессиональные темы поднять. Бакштейн сам является медиа-художником, не хуже Джефа Кунса (см. часть 1). Виртуозное манипулирование информационным пространством ставит его на высокую ступень мастерства, где-то между Бен Ладеном и Глебом Павловским. Характерным также является то, что он, как и эти персонажи, не интерпретирует себя как художника. Это ни в коей мере не противоречит современной философской парадигме. Авторство весьма условно, если вообще имеет место быть. Так что надонаблюдать Иосифа как явление природы, безобразное, но обладающее своей внутренней эстетикой. "Мы взяли Росизо!" - сказал Иосиф Маркович, став пополам с Мизиано заместителем Зяблова, директора государственной структуры в рамках Министерства Культуры. И уж больно это все напоминает известное нам из большого мира слияние мафиозного бизнеса с коррумпированной властью! В рамках Росизо был создан Медиа-центр и тут мы подходим к тому, что Бакштейном интерпретируется как собственно профессиональная деятельность.

Когда-то информация была точным и понятным знанием из зарубежных журналов о том, с кем дружить, где получить грант и кто есть свой. А теперь она стала трудноуловимой и самодостаточной. Появились такие направления, как видео-арт, сетевое искусство, и вообще, весь этот джаз, медиа-шмедиа! И Бакштейн хочет быть отцом и патроном современных технологий. Он и на этом поле знает, кто свой, а кто нет. Он входит в жюри многих международных фестивалей и решает, какая работа заслуживает, а какая - не очень. Я как-то во Вроцлаве был свидетелем всего процесса жюрения, - для публики Бакштейн произносил пафосные речи о роли современных технологий в современной жизни, а в приватной беседе со мной учил жизни. Понимаешь, говорил он, на Западе есть несколько влиятельных течений, - левые, голубые и феминисты, очень важно знать, к кому ты принадлежишь. А вот ты Великанов, кто ты такой? Ты даже не еврей!

И вот Иосиф Маркович, отделив зерния от плевел, осуществляет руководство вверенными ему подразделениями. В Институте проблем современного искусства читаются лекции. В жюри фестивалей происходит оценка работ. В Медиа-центре устраиваются фестивали. Сейчас там, кстати, проходит фестиваль софта (ударение на последний слог) как произведения искусства. Большой популярностью там пользуется работа одного художника под названием "Точка". Этот художник открыл, что можно так настроить Microsoft Windows, поставив в определенное место точку, что на экране долго будет скользить туда-сюда фигура, на точку не похожая. Конечно, этот художник и его работа имеют к Бакштейну весьма отдаленное отношение, но, с другой стороны, кто в данном случае художник? Разве не Иосиф Маркович, который ловким манипулированием брал под покровительство? На этот вопрос ответим - нет! В данном случае - медиа-художник - Билл Гейтс, который своим талантливым и мощным манипулированием заставил миллионы молодых людей долгими вечерами теребить клавиши компьютеров в надежде на то, что получится что-нибудь приличное. На месте устроителей фестиваля ReadMe я действительно отдал бы первое место "Точке". Это как маленькая надводная часть гигантского айсберга. Только надо перевернуть этот образ вверх ногами. Точка - маленькая натужная какашечка, выдавленная из гигантской невидимой массы, представляющей собой бъединенные усилия Джорджа Сороса, Билла Гейтса и Министерства культуры РФ, переработанные неуемной энергией Бакштейна. И зря, зря он смотрит на медиа-арт сверху, по-отечески. Он сам и есть его наиадекватнейший представитель.

Что же теперь делать? А ничего! Принимать все, как есть. Весь артистический мир, находящийся вне пределов собственно Бакштейна, является всего лишь массой, материалом для манипулирования. "Массы молчат", сказал Бодрийар, и от этого спокойно и уютно. "В тени молчаливого большинства " можно наделать много темных делишек. Молчаливое большинство даже не тянет на "народ безмолвствует". В этой последней фразе чувствуется напряженная скрытая угроза, не зря в советской мифологии эта цитата стояла где-то рядом с выражением "Герцен разбудил декабристов". Времена кардинально изменились. Угрозы нет...

Институт Открытое Общество
Джордж Сорос
Билл Гейтс  
Министерства культуры РФ
Про Арте
Росизо
Институт проблем современного искусства
фестиваль софта (read_me)
Microsoft Windows

TopList

© 1994-2017 ARTINFO
дизайн ARTINFO
размещение ARTINFO