ЕЖЕДНЕВНЫЕ НОВОСТИ ИСКУССТВА@ARTINFO

В МИРЕ  В МОСКВЕ В РОССИИ  В ПИТЕРЕ  В ИНТЕРНЕТЕ  ТЕКСТЫ  НАВИГАТОР ОРГАНАЙЗЕР  ВЕЛИКАНОВ ЯРМАРКИ ТЕТЕРИН НЬЮС  ПЕРИОДИКА ФОТОРЕПОРТАЖИ УЧЕБА РАБОТА КОЛЛЕГИ АРХИВ

Великанов.13. Почему не выполняется социальный заказ?


Кино тоже искусство. Несмотря на подмоченность репутации, связанную с ленинским высказыванием. Ведь Ленин сказал не ту торжественную фразу, которую часто цитируют. В этой фразе потерялось одно слово в конце, а с ним вся торжественность куда-то улетучивается и превращается в балаган: "Из всех искусств для нас важнейшими являются кино и цирк". Ленин имел в виду не принадлежность высокого киноискусства к верхним этажам башни из слоновой кости, а то, что цирк и кино - самые доступные широким слоям населения зрелища и они должны быть использованы для пропаганды. Кстати, гениальной ленинской фразе была позже придумана не менее гениальная концовка - важнейшими для нас являются кино, вино и домино. Но все это давным-давно забыто. Ленин лежит, как спящая красавица, в стеклянном гробу, а наша многострадальная Родина находится под гнетом вульгарного консумеризма. Все слоны, изобретенные и родившиеся в России, вывезены за рубеж. Даже автомат Калашникова нелегально производится в Мозамбике и других веселых странах. А одна из них поместила изображение этого эффективного оружия на свой герб.

Ленинское изобретение, использовать кино для пропаганды, украла у нас Америка. Все, что происходит в эти дни с номинацией на премию Оскар, является тому доказательством. Основной претендент - фильм Рона Ховарда (Ron Howard) "A Beautiful Mind" (в отечественном прокате - "Игры разума", но это очень приблизительный перевод, я бы предложил "Триумф воли"). Этот фильм о гениальном математике, лауреате Нобелевской премии, снят по книге Сильвии Назар (Sylvia Nasar), биографа реального Джона Нэша (John Forbes Nash, Jr.). Фильм уже получил большое количество призов, например, назван лучшей режиссерской работой года гильдией режиссеров, а также удостоен приза кинокритики как лучший фильм года, - а это верный путь к Оскару в нескольких номинациях. И вот, в последнее время разразилось то, что принято называть скандалом. Найден компромат - Джон Нэш, реальный Джон Нэш, называется в газетных публикациях антисемитом. На киноакадемиков оказывается давление, и они вроде бы склоняются к тому, что раз так, раз прообраз героя был таким негодяем, то и премии фильму не давать.

Реальный Джон Нэш был больным человеком - у него была паранойя в тяжелой форме. Ему пришлось долгое время бороться со свои недугом. Половину своей жизни он провел в сумеречном пространстве, в котором он сражался со шпионами и агентами, прямо как в других голливудских фильмах. Мания преследования сама легко находит преследователей - через восемь лет после того, как Нэшу был поставлен диагноз, он написал в письме, что его жизнь была загублена евреями. Именно это факт считается компроматом против фильма. Факт из биографии реального человека, послужившего прототипом для героя фильма, есть компрометирующее обстоятельство при присуждении главной премии в области киноискусства. То есть все-таки какое из искусств является важнейшим, кино или цирк? Вино или домино? Даже если бы Джон Нэш был отъявленным сознательным антисемитом и ничего другого не делал, как пил кровь американских младенцев, этническая принадлежность которых отлична от, так сказать, лиц еврейской нации, то причем тут художественные качества фильма? Вспоминаются советские времена, когда на Московском кинофестивале Чухрай победил Феллини по причинам, которые никак по другому не назовешь, кроме как пропагандистскими.

Но с другой стороны - прямо-таки завидки берут - у американцев национальная идея и собственные представления о морали, а у нас ничего такого теперь нет. С падением марксистской идеологии в нашем сакральном пространстве образовался вакуум, который нечем заполнить. Нашему кино нечего пропагандировать при всем желании, не говоря уже о цирке. Разве что сникерсы и памперсы. И почему никто не может это сакральное пространство заполнить? Уже больше десяти лет существует точный социальный заказ - нужна русская национальная идея. Нужен человек, желательно профессиональный философ, который скажет - мы ребята русские и живем здесь на этой земле потому, что... Но нет такого человека. А мог бы быть. Обычно у нас социальный заказ выполняется быстро и эффективно. Вот есть у нас мэр Москвы Юрий Лужков. У него совершенно определенный художественный вкус и представления о том, что и как в Москве должно быть построено и украшено. Соответственно, появилась архитектура с башенками и главный художественный хит эпохи - Зураб Церетели. То есть в архитектуре и изобразительном искусстве социальный заказ выполнен. Нелепые бронзовые истуканы и архитектура архаичных форм останутся в Москве навсегда и будут представлять нас потомкам.

Но почему же в области идей мы им ничего не можем оставить? Где теория с бронзовыми крыльями и башенками в виде карандашей? С творческим антисемитизмом и креативной ксенофобией? Наша история всегда была богата идеями и людьми. Вот наш философ Василий Васильевич Розанов, тот антисемитизма не боялся, наоборот, кричал на каждом углу о том, что евреи Россию сгубили. Правда, фильмов о нем не снимали... А у современных философов кишка тонка. Разве что есть вот у Чубайса брат, тоже, как ни странно, Чубайс, доктор философских наук, преподаватель РУДН (Университета Дружбы народов), так у него проект национальной идеи - народ должен объединиться вокруг стремления к материальному благополучию. Но всерьез эту идею почему-то никто не воспринимает. Быть может, слишком простая - эдакий куб без украшений, без бронзовой отделки и выступающих частей. Но материальное благополучие - это как-то низко. Почему хотя бы не провозгласить национальной идеей вообще гедонизм? От простого, желудочно-генитального, до утонченных эстетских форм.

Но вообще, национальная идея - продукт сложный и просто так не появляется. Для этого нужна благоприятная обстановка и человек, готовый на высокое нравственное служение со страданием. Джон Нэш долгое время провел в сумасшедшем доме, борясь со своей болезнью, победил ее и получал Нобелевскую премию в здравом уме и твердой памяти. А Фридрих Ницше, которому ничего не стоило нащелкать за завтраком с десяток национальных идей, тяжело за это поплатился в конце жизни. Также находясь в сумасшедшем доме, он лишь половину времени был в состоянии кверулянсткого бреда (форма мании преследования) и писал злобные письма своим друзьям и знакомым. В остальные дни он тяжело переживал по поводу содеянного и писал письма с извинениями. Но в наше время таких людей нет. Ходить с фонарем, как Диоген, и искать человека - бессмысленно. Разве что попросить Зураба Константиновича состряпать национальную идею?

Андрей Великанов
19 марта 2002

TopList

© 1994-2017 ARTINFO
дизайн ARTINFO
размещение ARTINFO