ЕЖЕДНЕВНЫЕ НОВОСТИ ИСКУССТВА@ARTINFO

В МИРЕ  В МОСКВЕ В РОССИИ  В ПИТЕРЕ  В ИНТЕРНЕТЕ  ТЕКСТЫ  НАВИГАТОР ОРГАНАЙЗЕР  ВЕЛИКАНОВ ЯРМАРКИ ТЕТЕРИН НЬЮС  ПЕРИОДИКА ФОТОРЕПОРТАЖИ УЧЕБА РАБОТА КОЛЛЕГИ АРХИВ

<<АРТикуляция с Дмитрием Барабановым>

<<АРТикуляция с Дмитрием Барабановым - 3 - 12 апреля 2004. «Москва-Берлин» в контексте дефицита. Диалог культур и монолог куратора. Глумливая гомоэротика Вячеслава Мизина. Интимная арт-ходынка в галерее «Рефлекс». Псевдогендерный дальтонизм и конъюнктивит. Умер директор культурного центра “Дом» Николай Дмитриев.

Еженедельные обзоры выставок, прессы, интервью. Выходит по пятницам>


<<Благодушие

В своей «Автомонографии», написанной 65 лет назад, советский художник Федор Богородский воспроизвел блистательный рассказ о своей поездке в колхоз, выдержанный в стиле путевых записок Эжена Фромантена. Речь там идет о том, как в колхоз привезли первый трактор. После красочного изображения работы диковинной машины, изобилующего визуальными предикатами, Богородский описал, как из близлежащей деревни на поле доставили пожилого матроса-партизана. «У него не было ног, а на груди алел орден Красного знамени. Старого матроса стащили с телеги и положили на землю. Тогда матрос снял свою фуражку с пожелтелыми ленточками, взял в широкие ладони парной чернозем, прижал его к своей груди и сказал:
 - Вот она, братишки, наша красота! Не жаль ног!».
Если бы Богородский увидел, в какой «компании» в 2004 году окажется его полотно «Слава павшим героям!», то, наверное, пришел бы в исступление на грани умопомешательства. Тем не менее, факт остается фактом: в двух шагах от Кремля и Мавзолея Ленина в Государственном Историческом Музее проходит грандиозная антиисторическая выставка – «Москва-Берлин. 1950–2000». 

Представленная компилятивная панорама впечатляет: на экспозиции присутствуют работы И.Кабакова и В.Н. Яковлева, Г.Коржева и Л.Сокова, В.Попкова и Б.Орлова.
Произведения Марины Абрамович, Ребекки Хорн, Йозефа Бойса, Гюнтера Юккера, Ханса Хааке, Ансельма Кифера, Йорга Иммендорфа, Марка Танзи и др. существенно дополняют картину. Разумеется, всю неделю в газетах и журналах арт-критики щедро воскуривают фимиам, поют дифирамбы и славословят. Спору нет, проект действительно мощный. Однако нашелся человек, прямо указавший на изъяны небезупречной экспозиции, наплевав кураторам в суп. Разделы выставки с гипнотическими названиями типа «Старые раны», «Повседневность», «Космос», «Возвышенное», «Социальная пластика», «Соты», «Мифы», «Атака клоунов», «Тревога» и «Террор добродетели» не смогли ввести в трансовое состояние арт-правдоруба Андрея Ковалева.  В своей статье с лакановским названием «Москва-Берлин. Стадия зеркала»,  Ковалев поставил ряд любопытных и нелицеприятных вопросов, ответов на которые, скорее всего он так и не дождется. Тем не менее, было отрадно узнать что в общем незлобивом хоре еще способны раздаваться подобные ноты. Общеизвестно, что задачи художественной критики в последнее время сводятся к предоставлению информации о событии, в то время как разделы под названиями «истолкование произведения» и «создание полемики среди любителей и профессионалов» закопаны довольно глубоко.

В своем интервью Петру Поспелову из «Ведомостей» (5 апреля 2004) сокуратор «Москвы-Берлина» Екатерина Деготь заявила, что организаторам хотелось бы демистифицировать границу между официальным и неофициальным искусством. Демистифицировать, но каким образом? Забыть о берлинской стене, доносах и унижениях, вынужденной эмиграции и коллекции Нортона Доджа? Показать композиционное сходство работ В.Попкова, В.Куприянова и Б.Михайлова?
Напомню, когда несколько лет назад в Третьяковской галерее все русское искусство второй половины ХХ века свалили в одну кучу, критики были охвачены праведным гневом, сейчас же они говорят о причудливой и изящной кураторской концепции. Только теперь это называется «диалог культур». Надо сказать, довольно принудительный диалог. Чего стоит, например, противопоставление работ заклятых врагов Ф.Инфантэ и Л.Нусберга, помещенных друг напротив друга… Таких примеров на выставке масса, ведь «современный взгляд», заявленный в подзаголовке выставки, предполагает осмысление «истории Западной и Восточной Европы как органичного целого». Но ведь никакого целого никогда и не было. То есть, конечно, был общий Берлин, немецкий социализм, прокат фильмов студии «Дефа» с Зорким Соколом Гойко Митичем, картонные джинсы и т.п. Однако, все это вместе с искусством из ГДР оказалось нарочито вытесненным фантомом. «Братский поцелуй» Брежнева с Хоннекером кисти Д.Врубеля, увы, не дает исчерпывающего представления о почти пятидесятилетнем опыте партнерства. И хотя хронология обрывается на 2000 году, пресловутый диалог культур возвращает нас к допостмодернистскому восприятию истории. Впрочем, не будем всуе поминать Фрэнсиса Фукуяму с его «концом истории», поскольку это понятие в первую очередь отсылает к развитым либерально-демократическим обществам. Мы же и в 2004 году по-прежнему находимся в условиях дефицита и культурной депривации. Так же как и в Берлине, в Москве можно приобрести автомобиль Мерседес, но нельзя увидеть ни персональной выставки Герхарда Рихтера, ни собрания Саатчи, ни купить Flash Art или Artforum. Что мы видели за последние пять лет? Выставки Зигмара Польке, Энди Уорхола, Хельмута Ньютона и Нобуёси Араки. Это все!!!  

Хорошо, можно было бы поговорить о пропедевтике и опыте редукции современного искусства. Или как написала Ольга Кабанова в своей статье «Самая грандиозная выставка сезона»: «Лишь бы созданные художниками образы прочитывались.  Лишь бы художники вошли диалог со зрителем»... Согласен, но каким же волшебным образом они это сделают? Если уже почти 100 лет мы исступленно обсуждаем махинаторскую деятельность «аферистов» Малевича и Дюшана, то о какой Ребекке Хорн или Георге Базелице, вообще может идти речь? Зритель перманентно находится в состоянии шизофренической раздвоенности. Поэтому на объекты Бойса и ставятся сумки, поэтому нет отличий между Осмоловским, забравшимся на памятник Маяковского, и туристами, влезшими на колени шемякинского Петра I в Петропавловской крепости. Нет разницы между даром Эрмитажу «Черного квадрата» Потаниным и выкупленными Вексельбергом яйцами Фаберже
Заканчивая разговор об ультрасубъективности, хочу процитировать всем известные строки Д.А.Пригова
Сказать-то мы конечно скажем
Чего уж право не сказать
Но что мы этим самым скажем
А скажем то, что не понять… 

<<Интим не предлагать!

В выходной предпасхальный субботний день (кхе-кхе-кхе, гм-гхммм…) в галерее «Рефлекс» (Фрунзенская набережная, 12) открылся фестиваль интимной фотографии. По порядку: галерея «Рефлекс» - это крошечное подвальное плохо освещенное помещение кинотеатра «Фитиль». А теперь представьте что будет, если 35 художников и фотографов выставят в полутемном пространстве на двадцати квадратных метрах хотя бы по два своих произведения. Правильно, будет шпалерная развеска. Получается не интим, а арт-ходынка. 

Работы членов группы АВС оказались в прямом смысле на уровне плинтуса. Прекрасный цикл Семена Файбисовича зажат со всех сторон как пассажир троллейбуса в час пик. Разобрать где работы Игоря Мухина,  где фотографии Галины Москалевой, а где Сергея Борисова совершенно невозможно. В тесных загончиках – фотоциклы Вячеслава Мизина,  обыгрывающего гомоэротику, а также размытые оммажи Томасу Руффу от Александра Шабурова. Можно долго рассуждать о приватности и камерности, о разобщенности и сокровенности, НО надо же подумать и о драматургии экспонирования.

<<Трихромазия и псевдогендерный дальтонизм

«Улицы зеленых фонарей» - именно так называется выставка Оксаны Дубровской,  открывшаяся в XL галерее.  Буквально все выставочное пространство задрапировано мягкими красно-зелеными тканями ядовитейших оттенков, очень сильно бьющих по глазам. На гигантских панно – аппликативно-примитивные глаза и губы, также присутствуют небольшого размера зеркала в красно-зеленых рамах и два манекена с женскими очертаниями, раскрашенные в аналогичные цвета. Если я не ошибаюсь, последний раз планомерные усилия по выдавливанию зрителей из галереи XL были предприняты 5 лет назад. Тогда фаллический красный объект от Ирины Наховой при каждом приближении раздувался и заполнял собой пространство. Сейчас, невыносимое цветосочетание дополнено закольцованными завываниями вокалиста Led Zeppelin Роберта Планта, транслируемыми отнюдь не через хайэндовские колонки. 

В сопроводительном тексте Елена Селина делает акцент на гендерной проблематике, сексистски утверждая, что дальтонизм присущ только мужчинам, вот типа получите… постбунюэлевский приветик. Однако это не так (соотношение дальтоников таково: на 8% мужчин приходится 0,4% женщин). Можно было бы конечно в связи с представленным проектом коснуться синестезии или проблем офтальмологии, в частности протанопии и дейтеранопии, то есть врожденной частичной слепоты с отсутствием восприятия красного и соответственно зеленого цветов. Или вспомнить о проекте Р.Кастела 1730-х годов «Цветовой орган», когда при нажатии определенной клавиши в специальном фонаре возникал тот или иной цвет. Но надо ли?
Некогда Гете писал: «Временами цвета нас облагораживают, делая великодушными, временами заставляют опускаться до грубости и вульгарности, вызывают бурный поток устремлений или спокойное течение желаний». Лично я опустился до грубости, поскольку через день после посещения XL у меня начался конъюнктивит. Агрессия по отношению к зрителю, ласково названная в пресс-релизе «фирменным стилем» Оксаны Дубровской, наводит на размышления, поскольку в рамках предпринятой художницей интрузии программно манифестируется аутичный отказ от какой-либо коммуникации. Не знаю, что здесь гендерного? Впрочем, этот проект можно воспринимать и метафорически. Я имею в виду отношение соотечественников к рашн contemporary art – искусство настолько травматично для неподготовленного (а порой и подготовленного) посетителя, что остается только бежать… на следующую выставку.

<<О грустном

10 апреля в 3 часа умер директор культурного центра “Дом”,  музыкальный критик и журналист Николай Александрович Дмитриев. Ему было 49 лет. Прощальная панихида состоится 14 апреля с 11 до 15.00 в Культурном центре "Дом". А неделю назад похоронили Федора Владимировича Заничева - искусствоведа и преподавателя МГУ. Заничев занимался искусством Испании, барокко, французским классицизмом, творчеством Караваджо и Гойи. Благодаря его усилиям многие студенты-искусствоведы начинали ощущать в себе возрастающий профессиональный потенциал. Будучи человеком добрейшей души, Федор Владимирович никогда никого не ругал, справедливо полагая, что только похвалы (часто выданные авансом) способны стимулировать интерес и энтузиазм.


До новых встреч в эфире. Дмитрий Барабанов>

<<АРТикуляция - 2 - с Дмитрием Барабановым>
<<
АРТикуляция - 1 - с Дмитрием Барабановым>

e-mail: Пластинин Юрий

TopList

© 1994-2017 ARTINFO
дизайн ARTINFO
размещение ARTINFO