ЕЖЕДНЕВНЫЕ НОВОСТИ ИСКУССТВА@ARTINFO




В МИРЕ  В МОСКВЕ В РОССИИ  В ПИТЕРЕ  В ИНТЕРНЕТЕ  ПЕРИОДИКА  ТЕКСТЫ  НАВИГАТОР АРТИКУЛЯЦИЯ С ДМИТРИЕМ БАРАБАНОВЫМ АРТ ФОН С ОКСАНОЙ САРКИСЯН МОЛОЧНИКОВ ИЗ БЕРЛИНА SUPREMUS - ЦЮРИХ  ОРГАНАЙЗЕР  ВЕЛИКАНОВ ЯРМАРКИ ТЕТЕРИН НЬЮС ФОТОРЕПОРТАЖИ АУДИОРЕПОРТАЖИ УЧЕБА РАБОТА КОЛЛЕГИ АРХИВ

ГОР ЧАХАЛ «ОСВЯЩЕНИЕ» в Айдан галерее с 24 ноября 2005 года

 

<<С 24 ноября в Айдан галерее ГОР ЧАХАЛ «ОСВЯЩЕНИЕ». 
Проект является частью новой авторской программы Гора Чахала: АРХИТЕКТУРА УМОПОСТИГАЕМОГО МИРА. Автор собрал, используя известные поисковые системы в интернете, фотографические изображения различных святых мест для людей разного вероисповедания, перевёл их в форму нерукотворных, почти абстрактных (хотелось уловить границу между образом и символом, вербальным и невербальным) рисунков и в пространстве выставочного зала пытается построить из этих «квантовых единиц святости», некое единое (идеальное) святое МЕТАПРОСТРАНСТВО. Благо высокая степень условности рисунка, благодаря интерполяционным особенностям зрительного восприятия, позволяет легко компоновать между собой различные ландшафтные формы практически произвольным образом. На выставке будет представлены: горизонтальная форма организации святого метапространства (аппликация сусальным золотом на холсте), вертикальная (фреска золотым оракалом на стене) и «сотовая» (в технике лайтбоксов).
Хочется подчеркнуть, что хотя на поверхностный взгляд проект может показаться экуменическим, проблема представляется более глубокой. Автор пытается объединить не различные вероисповедания, а результаты их применения в духовной практике. Здесь речь идёт скорее о веротерпимости. В том смысле, что, как гласит народная мудрость, на гору с разных сторон могут вести различные тропинки, но все они соединяются на её вершине. Эту-то вершину автор и пытается визуализировать.
Можно воспользоваться и другой более сложной аналогией. Пространство умопостигаемого мира (мостика между физической и трансфизической реальностью), посредством которого смыкаются, объединяясь друг с другом, единичные индивидуальные "Я" (Соловьёв), как представляется, имеет бесконечномерную древовидную структуру (мировое дерево). Листвою оно выходит в физический мир, а корнями простирается в мир трансцендентный. При этом для каждой личности (листика мирового дерева) это пространство представляется одномерным, единственное измерение которого – степень личного обожения, уподобления Богу. Чем более человек походит на Его образ в рамках своей личной духовной практики (той веры, которую он исповедует), тем ближе он к центру (трансцендентным корням) СТВОЛОВОГО ПРОСТРАНСТВА умопостигаемого мира, и тем ближе личности людей различных вероисповеданий друг к другу. Мировые религии, различные духовные практики здесь представляются разными ветвями мирового дерева. И хотя их может быть бесконечно много, как имён у Бога, корень у этого дерева один.

Поскольку проблема лиминальности - ситуация поиска самоидентификации, осуществления акта творчества, ситуация реализации свободы, к которой в конечном итоге и сводится цель любой коммуникации, целиком лежит в умопостигаемом пространстве, так как (по Уварову) лиминальность в отношении к человеческому бытию есть позиция абсолютной вненаходимости и именно такова позиция человека в бытии, так как абсолютным центром, определяющим его полноту, является только Бог. То представляется, что визуальная интерпретация архитектуры этого бытийного пространства является весьма и весьма актуальной.
Употребление термина «архитектура» здесь обусловлено тем, что умопостигаемое пространство внеприродно, оно создается здесь и сейчас духовной практикой каждой отдельной личности, в целом оказывая, как всегда утверждало богословие, и как показывает философское осмысление открытий теоретической физики последнего столетия, универсальное воздействие на актуальный мир. Так и хочется сказать: СВЯТЫЕ ВСЕХ СТОРОН СВЕТА - ОБЪЕДИНЯЙТЕСЬ!  
<Совсем недавно, в  последнем выпуске АРТФона Оксаны Саркисян Константин Бохоров посетовал: "то, что сейчас производится некоторыми фигурами, трудно причислять к современному искусству. Поскольку современное искусство – это борьба идей, концепций со стоящими за ними манифестами. Если ты заметишь, вообще нет ни одного художника, который хочет себя позиционировать в борьбе идей. Единственное, что они предъявляют, что мы, мол, работаем с новыми медиа»".
А как же Гор Чахал? Его нынешние попытки визуальной интерпретации "Архитектуры умопостигаемого мира" - пусть не совсем прямое, но следствие развития мировозрения. Причем эти изменения коррелируют со все более решительным проявлением искренности, столь не популярной в постмодернистских дискурсах. Касаясь проблематики, в которой ломают копья адепты евхаристического и рационального взгляда на мироздание, а по поводу искусства - представители соответствующих семиологий, Гор ухитряется оставаться на территории искусства, в его актуальном языке. Вместе с тем, искренне апеллируя к религиозным практикам. Ковалев Андрей обнаружил в последних работах Гора "... сплав беспредельного мракобесия и нечеловеческой святости", <который> "сияет свежим золотом и вообще выглядит очень привлекательно". Вот ведь - мракобесия, но выглядящего привлекательно. Отчего же привлекательно-то? Может от того, что художник играет, лукавит? Одни, мол, "играют в Лифшица", у которого, кстати сказать, многие вменяемые люди тоже находят нечто от мракобесия. Другие - в абстракционизм вместо революции. Третьи - в перманентную революцию, в анархию. А Гор, по логике Андрея Ковалева, - в дуализм святости и мракобесия? Именно по причине категорического несогласия с такой логикой и с таким выводом я и взялся написать эти  несколько строк. С оценкой результата последних работ Гора согласен. Выглядят они действительно  чрезвычайно привлекательно.  И даже если увидевший их человек, что называется, "не в теме", то скорее всего золотистая орнаментальность ему понравится. Ну а если вы в курсе донкихотского в сущности намерения художника свести к единому, по крайней мере визуальному воплощению духовные практики представителей самых разных конфессий, то почти неизбежно ощутите себя на пороге настоящего искусства.  Хотя, при чем тут порог? Настоящее искусство ведь тоже соткано из духовных практик, как бы их не укутывали отстранением, иронией и изощренными интеллектуальными оболочками. Поэтому горовы горящие фигуры, исчезающие друг в друге тексты и изображения - еще и про непростые пути искусства. Бесконечно и микроскопически неуловимого. Ю П>
"...если в полуабстрактных формах, сложенных из золотых линий, изображение сакральных пейзажей можно разглядеть лишь с большим трудом, то уж автора в смысловых построениях мы узнаем наверняка. Московский художник Гор Чахал вот уже лет пятнадцать в одиночку штурмует эту вершину. Реконструирует реальность в ее, так сказать, докультурном, дочеловеческом виде. Пытается представить себе пропорции той архитектуры, которая оформляла мир до появления всякой материи вообще. Из проекта в проект можно видеть гигантские компьютерные принты, где огненные тела сгорают при сверхтемпературах в пространстве доисторического вакуума. Припомним также недавний его проект – "Имена Бога", где многочисленные надписи, накладываясь друг на друга, сливались в центре в иррациональную темную субстанцию. Одним словом... Именно что одним словом, тем самым, что, как известно, было "в начале", одержим Гор Чахал – и упорно пытается получить его визуальное выражение".  "... зрителю стоит учитывать тот простой факт, что хотя он, зритель, придя на выставку, и станет заполнением той самой сюжетной паузы, к нему здесь никто и не собирался апеллировать. И эти золотые линии будут гнуться и переплетаться, сохраняя ритм независимо от изменений, происходящих в реальном мире, – почему-то хочется в это верить" Антон Горленко, Afisha.ru>

TopList

© 1994-2017 ARTINFO
дизайн ARTINFO
размещение ARTINFO