ЕЖЕДНЕВНЫЕ НОВОСТИ ИСКУССТВА@ARTINFO




В МИРЕ  В МОСКВЕ В РОССИИ  В ПИТЕРЕ  В ИНТЕРНЕТЕ  ПЕРИОДИКА  ТЕКСТЫ  НАВИГАТОР АРТ ЛОНДОН - РЕПОРТАЖИ ЕЛЕНЫ ЗАЙЦЕВОЙ АРТИКУЛЯЦИЯ С ДМИТРИЕМ БАРАБАНОВЫМ АРТ ФОН С ОКСАНОЙ САРКИСЯН МОЛОЧНИКОВ ИЗ БЕРЛИНА ВЕНСКИЕ ЗАМЕТКИ ЛЕНЫ ЛАПШИНОЙ SUPREMUS - ЦЮРИХ  ОРГАНАЙЗЕР  ВЕЛИКАНОВ ЯРМАРКИ ТЕТЕРИН НЬЮС ФОТОРЕПОРТАЖИ АУДИОРЕПОРТАЖИ УЧЕБА РАБОТА КОЛЛЕГИ АРХИВ

Пишет недобрый и требовательный Андрей ВЕЛИКАНОВ    

.18 Как актуальное искусство проиграло пиар-войну.

Вот, допустим, живу я в деревне. И думаю - ах, какой я весь из себя умный, а соседи - мудаки. Надо ли мне каждый день выходить на улицу и кричать об этом на всю деревню? Я думаю, нет, а то поколотят. Но если я думаю, что не только умный, но еще и знаю толк в актуальном искусстве, то можно попробовать и покричать. Правда, соседи не представляют, что такое актуальное искусство, но я им объясню. Криками и оскорблениями. Это будет называться "художественная провокация".

Если же я живу в городе, то все гораздо сложнее. Такое понятие, как общественные отношения, у нас именуется пиаром, и к нему почти автоматически прибавляется эпитет "черный". Актуальное искусство на общественные отношения внимания не обращает и ведет себя как тот деревенский идиот. То есть считает, что все вокруг хамы и им надо это объяснять в провокативной форме.

Допустим я себя не только считаю умным, но еще умный и есть. Кроме того, меня очень беспокоит, что все вокруг страшно необразованны, живут неправильно и мне мешают. Как себя вести? Избрать способ самой примитивной, пошлой и грубой провокации? Почти наверняка это приведет к тому, что хамство и необразованность вокруг только возрастут, да еще и озлобленность появится. Может быть, придумать что-нибудь поумнее? Хотя бы, если провокация, то более тонкая, интеллектуальная. Но тогда хамы ее вообще не заметят. И меня тоже никто не заметит. Вот так и получается, что искусство общественных отношений никакого отношения не имеет к актуальному искусству. А пиар - это только продвижение себя в медиа-пространстве.

Актуальное искусство всегда кичилось тем, что практически все умеет делать лучше всех. И понимает все, что происходит, лучше всех. У нас актуальный художник, а тем более куратор, даже более продвинут, чем западный собрат. Наши считают, что уже успешно преодолели постмодернизм. Правда на деле оказывается, что они так из модернизма и не вылазили. Этим и объясняется склонность к грубой провокации. Между тем, один из теоретиков постмодернизма, Чарльз Дженкс, давным-давно придумал множество разных приемов, таких, что модернистский эпатаж кажется примитивным и вульгарным. Например, многоуровневое кодирование. Это когда профессионалы видят в произведении искусства одно, а любители - совсем другое. Причем любители даже не догадываются о том, что происходит на другом уровне. Этим приемом до сих пор пользуются в Голливуде, - вроде бы сказка с хеппи-ендом, а оказывается, там еще что-то умное зашифровано... А еще Чарльз Дженкс придумал партисипационное проектирование. Это когда автор только начинает произведение, а зрители или пользователи продолжают и улучшают его. Правда, говорил он исключительно про архитекторов. Тем не менее, практически все его термины были позже использованы теоретиками постмодернизма.

Из идеи партисипационного проектирования следовало, что роль архитектора (и вообще автора) будет постепенно уменьшаться. Дженкс сожалел об этом. И выразил это сожаление в очень интересной форме: "Очень прискорбно, что общество может обойтись без архитекторов, индивидуализировать свои дома или взорвать их, или даже нанять декораторов интерьера. Везде (за исключением России) это не имеет значения. Всегда найдутся другие, более реалистичные профессии, готовые занять место архитекторов". Когда в 1985-м году вышел русский перевод его книги, редакторы совершенно не поняли, о чем, собственно, эта фраза. И в предисловии появилась торжественная дурацкая ерунда: "Поскольку Советское государство в Конституции СССР провозгласило право всех граждан на благоустроенное и соответственно эстетически полноценное жилище и развернуло беспрецедентное по объему жилищное строительство, советские архитекторы несут — понимаемую и автором книги — полноту профессиональной ответственности за качественное выполнение этой важнейшей социальной задачи".

А Дженкс, между тем, говорил о неизбывном модернистском духе в русской культуре. О том, что наш модернизм сгнил, так и не успев созреть, и висит гнилым яблочком, не давая прорасти другим течениям. И это продолжается до сих пор. Поэтому у наших актуальных художников такая тяга к брутальной провокации. Вернее, актуальных художников у нас много разных, среди них есть и замечательные умницы и пошлые дураки, но вот тех, кто рулит актуальным искусством, почти сплошь можно обвинить в гнилом модернизме, а также в инфантильном непрофессионализме. Именно поэтому Андрей Ерофеев так любит "Синих носов" и группу "Война". Он, может быть, и обратил бы внимание на работы с многоуровневым кодированием и партисипационным проектированием, но тянет его на пошленькое, на брутальненькое. Он любит быстрый и дешевый эффект. Сразу все возбуждаются кричат чего-то, в блогах пишут... А на кодирование и проектирование кто будет внимание обращать? Так, два-три человека промямлят что-то и все затихнет. Поэтому Ерофеев сторонник мощного, брутального, черного пиара, а полнота профессиональной ответственности и качественное выполнение социальной задачи - к черту!

Вот так и получилось, что пиар-война проиграна совершенно отвратительным националистам и радикальным элементам РПЦ. Честное слово, они в своем праведном гневе теперь даже вызывают меньшее отвращение, чем кураторы актуального искусства. Последние, между прочим, теоретически к такой войне были очень хорошо подготовлены. Общественные отношения - один из предметов многих западных теоретиков, которых они усердно штудировали. Но как плохие ученики, обращали внимание, только на то, что их интересовало. Это все равно, как гимназист, читая Иллиаду по-гречески, будет выискивать там исключительно сцены эротического характера. И теперь, актуальные кураторы и искусствоведы говорят о том, какая социальная пропасть между косноязычными прокуроршами на процессе по поводу выставки "Осторожно, религия!" и ними, хорошо одетыми и образованными. Но очень редко и невнятно о том, как эту пропасть преодолеть.

А уж как Дженкс над нами издевался, когда приехал в Москву в 1993 году! Он сказал, что в Москве вообще нет современной архитектуры, но одно здание может претендовать на то, чтобы считаться постмодернистким - это Белый дом, но с условием, что с него никогда не будут удаляться следы штурма и пожара. Здание быстро отреставрировали, но четыре актуальных клоуна успели сфотографироваться на его фоне с голыми яйцами. И эта фотография была потом долго любима кураторами, любителями гнилого модернизма.

Среди рулящих актуальным искусством есть персонаж, который считает, что в пиаре понимает лучше всех. Гельмана даже называют выдающимся политтехнологом. Трудно понять, что выдающегося было в его политтехнологических проектах. Но что касается собственно выставочной деятельности, то как правило происходит следующее, - берется тема, и разрабатывается она неглубоко, но очень быстро. Так, чтобы попасть на медиа-волну. И опять, никакой профессиональной ответственности и социальной задачи. А только везде синие носы, синие носы...

А деревенского умника соседи все-таки отпиздят. И из деревенского клуба, где он кружок актуального искусства вел, выгонят. И правильно сделают!

Андрей Великанов

<<30 июня 2008 года Третьяковская галерея распрощалась со своим самым скандально известным сотрудником. Из музея уволен заведующий отделом новейших течений Андрей Ерофеев. Из интервью ТВЦ:
Ирина Лебедева, заместитель генерального директора Третьяковской галереи по научной работе: - Когда нас собственный подчиненный просто подвел и подставил, то это другая ситуация. Я сомневаюсь, что в каком-то другом учреждении начальник будет это терпеть, несмотря на любую гениальность его подчиненного.

Андрей Ерофеев, бывший заведующий отделом новейших течений Третьяковской галереи: - Небеса разверзлись, и из них крикнул министр Соколов, что современное искусство - позор для России, что это провокационные картинки, хулиганство. Ему сказали: "Все, мы вас поняли!" Изгнали меня, распадается отдел, разрушается коллекция.
Ирина Лебедева: - Речь о расформировании отдела не идет, направление деятельности сохраняется. В любом случае, мы будем работать с этим материалом, будем его хранить и изучать.
Андрей Ерофеев: - Мы будем работать в другом месте, желательно вместе. И я надеюсь, что когда-нибудь мы сюда вернемся. Только в другом качестве.
<<9 июля 2008, среда, 14.00, РИА Новости пресс-конференция, которую проведут работники отдела новейших течений Третьяковской галереи по поводу увольнения начальника отдела Андрея Ерофеева.
О «бардаке» и не только. Татьяна Волкова об обстоятельствах предшествоваших увольнению Андрея Ерофеева из ГТГ>
<<
Арт Лондон #
11 с Еленой Зайцевой
. 1 июля 2008 года. Из Лондона о Третьяковской галерее>
 Точно знаю, потому что была там сама, что людские ресурсы Третьяковской галереи хотя и прекрасны, но не столь безграничны, чтобы она могла себе позволить бросаться десятком профессиональных специалистов в области современного искусства (которых в нашей стране насчитывается всего пока несколько десятков) во главе с одним из лучших, а, может быть, самым лучшим музейным куратором.

TopList

© 1994-2017 ARTINFO
дизайн ARTINFO
размещение ARTINFO