ЕЖЕДНЕВНЫЕ НОВОСТИ ИСКУССТВА@ARTINFO



  В МИРЕ  В МОСКВЕ В РОССИИ  В ПИТЕРЕ  В ИНТЕРНЕТЕ  ПЕРИОДИКА  ТЕКСТЫ  НАВИГАТОР АРТ ЛОНДОН - РЕПОРТАЖИ ЕЛЕНЫ ЗАЙЦЕВОЙ АРТИКУЛЯЦИЯ С ДМИТРИЕМ БАРАБАНОВЫМ АРТ ФОН С ОКСАНОЙ САРКИСЯН МОЛОЧНИКОВ ИЗ БЕРЛИНА ВЕНСКИЕ ЗАМЕТКИ ЛЕНЫ ЛАПШИНОЙ SUPREMUS - ЦЮРИХ  ОРГАНАЙЗЕР  ВЕЛИКАНОВ ЯРМАРКИ ТЕТЕРИН НЬЮС ФОТОРЕПОРТАЖИ АУДИОРЕПОРТАЖИ УЧЕБА РАБОТА КОЛЛЕГИ АРХИВ

"Синий диван
Редактор Елена Петровская. Институт "Русская антропологическая школа"

9 выпуск.

ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ

В астрономическом времени для людей особой привлекательности нет. В самом деле, что означают эти быстро проносящиеся годы, эти новые цифры, помечающие собой то, что вроде остается неизменным? Что означает, иными словами, этот вечный конфликт души и тела, если он разыгрывается не спекулятивно, а в рамках отдельного существования? Помимо социальных конвенций, нам напоминают, существует память дат. Дата не может иметь универсального значения, сберегая скорее случайность, но такая случайность всегда на стороне отдельного существования. Хочется совпадения: хочется, чтобы рубеж – хронологический, хронометрический – стал памятной датой.

Всякий юбилей – это возвещение чего-то. Это призыв увидеть в аккумуляции времени аккумуляцию присутствия: его интенсивность, неповторимость, его особую фигуру. Юбилей – это расступание в сторону, но не в почтительном молчании, а чтобы лучше рассмотреть: вот он здесь, среди нас, этот человек, которого мы так хорошо знаем, чью меру в силу этого нам не дано определить. Ибо живое время враждебно всяким измерениям... И тогда на помощь приходит сама астрономия, приходят хронометры и часы.

Вопреки сложившейся практике я не стану представлять материалы текущего номера. Этот номер мы назвали «специальным» – «спецвыпуском», как принято говорить на журналистском языке. Это так, ибо посвящен он от начала до конца одному-единственному человеку, который в этом году отмечает свой юбилей. Заглянувший в оглавление сразу же понял, что речь идет о Валерии Подороге. И я позволю себе не перечислять здесь ни его званий, ни академических заслуг. Ограничусь констатацией того, что это философ, создавший свое оригинальное учение, и потребуется не одна подборка текстов и ни один год исследований, коллективных и индивидуальных, чтобы по-настоящему разобраться во всем корпусе представляемых им идей. Отрадно то, что это можно начать делать уже сегодня, считаясь не с конъюнктурой, а с призывом, исходящим от юбилея, юбилея как момента узнавания.

Думаю, что каждый из авторов выпуска мог бы произнести такие слова: с Валерием Подорогой я познакомился (или познакомилась) тогда-то, при таких-то обстоятельствах. Некоторые так и делают. Ибо и у дружбы, и у совместной работы есть исходная точка: часто то и другое совпадает. Есть, впрочем, еще один регистр, возможно несколько более тонкий. Трудно находить слова для «знакомства», которое влияет на дальнейшую жизнь, на совершаемый в ней выбор. Еще труднее заводить разговор на тему ученичества и долга – ведь «наследие», если верить проницательному Жаку Деррида, есть императив этический. Во что оборачивается «долг», какой мы платим своему учителю? О взаимности здесь речи нет и быть не может. Учитель своим бесстрастием показывает нам, что мы всегда будем в долгу – перед всякой сингулярностью. Нас окликают – если это сделал учитель, нам повезло...

Каждому еще предстоит рассказать свою историю о юбиляре. Вот моя, короткая: я познакомилась с Валерием Подорогой в Институте философии, в кабинете тогдашнего замдиректора В.В. Мшвениерадзе. (Одновременно он возглавлял и тот сектор, куда намеревался взять меня в аспирантуру.) Но лучше всего я помню Валерия Подорогу уже в самом секторе – предпочитаю считать это нашей первой встречей, – когда он обратился ко мне лично, дружелюбно, неформально, с вопросами, касавшимися серьезности моих намерений как аспирантки. (Вы хотите понять феноменологическую редукцию, спрашивал он, действительно понять, а не перечислять ее разновидности? Вы хотите разобраться с трансцендентальным единством апперцепции у Канта? Замирая от предчувствия одновременно приключения и испытания, я с силой повторяла: да.) Убеждена: кто-то должен взять на себя труд написать эту биографию. Даже если это будет сделано вопреки методу, разрабатываемому самим Подорогой. Полагаю, что это будет биография не одного человека, но многих людей: в первую очередь близких, друзей, но также и тех, с кем Валерий Подорога ведет непрерывный диалог, прорезающий целые столетия. В этой биографии должно найтись место Эйзенштейну, Гоголю, Хайдеггеру, Ницше, Кафке... Как, наверное, и всем тем разнообразным зооморфным существам, почти животным, которыми помечаются точки интенсивности самого мышления. И, безусловно, ландшафтам: высоким альпийским лугам, морскому простору, крестьянской земле, горам и долинам. Может, для описания жизни этой мысли потребуется новый жанр – потребуется его изобретение.

Все это открытые возможности. Что касается предлагаемой вниманию подборки, то это не более чем первый подступ, начало разговора о философии, которая, повторяю, ждет своего анализа и даже, по мнению некоторых, собственно определения. Я хочу поблагодарить всех тех, кто отозвался – на зов юбилея. Знаю, что потенциальных авторов намного больше, и уверена в том, что они опубликуют свои размышления. Выражаю искреннюю признательность исполнительному директору клуба «Красная площадь» Андрею Парамонову за эффективную помощь в расшифровке беседы «Утопия и диалектика». Благодарю также Сергея Митурича и своих близких, которые, каждый по-своему, не теряя веры, позволяют продолжать этот издательский проект.

Елена Петровская


Содержание

Елена Петровская. Вместо предисловия

I

Валерий Подорога. «Мертвое тело Христа». Комментарий к картине Гольбейна мл. «Toter Christus» (1521)

Валерий Подорога. Что такое nature morte?

 II

Утопия и диалектика (беседовали: Валерий Подорога, Фредрик Джеймисон, Владимир Миронов, Елена Петровская, Олег Аронсон, Андрей Парамонов, Джонатан Флэтли, Питер Фиттинг)

III

Нелли Мотрошилова. Метафизика ландшафта против ландшафта метафизики?

Susan Buck-Morss. Cognizing Body
Сьюзан Бак-Морс. Познающее тело

Jean-Luc Nancy. Le corps : dehors ou dedans. Cinquante huit indices sur le corps
Жан-Люк Нанси. Тело: вовне или внутри. Пятьдесят восемь показаний о теле

IV

Александр Доброхотов. Почтовая открытка. От Доброхотова к Подороге и далее

Михаил Рыклин. «Сцена братства» или моральный мазохизм? Попурри на темы Валерия Подороги

Jonathan Flatley. Andrei Platonov’s Revolutionary Melancholia; or, toward a reading of Chevengur
Джонатан Флэтли. Революционная тоска Андрея Платонова, или Читая «Чевенгур»

Олег Генисаретский. Точка отсчета: личностный строй культуры, среды и образа жизни 

V

Олег Аронсон. Предпоследний метафизик

Артем Магун. Совращение и отвращение

Нина Сосна. В поисках другой радости 

VI

Оксана Тимофеева. Заповедная философия

Александр Иванов. Правила интеллектуальной этики

Денис Голобородько. Касание и взгляд: антропология тела

Владимир Миронов. Событие: Бог мертв, или Прорыв по ту сторону сознания. Подорога и Ницше


TopList

© 1994-2017 ARTINFO
дизайн ARTINFO
размещение ARTINFO