ЕЖЕДНЕВНЫЕ НОВОСТИ ИСКУССТВА@ARTINFO




В МИРЕ  В МОСКВЕ В РОССИИ  В ПИТЕРЕ  В ИНТЕРНЕТЕ  ПЕРИОДИКА  ТЕКСТЫ  НАВИГАТОР МАН с ЛЮДМИЛОЙ НОВИКОВОЙ ART_PUZZLE artontheground АРТ ЛОНДОН - РЕПОРТАЖИ ЕЛЕНЫ ЗАЙЦЕВОЙ АРТИКУЛЯЦИЯ С ДМИТРИЕМ БАРАБАНОВЫМ АРТ ФОН С ОКСАНОЙ САРКИСЯН МОЛОЧНИКОВ ИЗ БЕРЛИНА ВЕНСКИЕ ЗАМЕТКИ ЛЕНЫ ЛАПШИНОЙ SUPREMUS - ЦЮРИХ  ОРГАНАЙЗЕР  ВЕЛИКАНОВ ЯРМАРКИ ТЕТЕРИН НЬЮС ФОТОРЕПОРТАЖИ АУДИОРЕПОРТАЖИ УЧЕБА РАБОТА КОЛЛЕГИ АРХИВ



<<
22 июня – 29 августа «Илья и Эмилия Кабаковы: Случай в музее и другие инсталляции» в Эрмитаже (Главный штаб). Первая большая выставка работ Кабаковых в России, знаменующая возвращение художников на родину со времени их отъезда за рубеж в 1988 году. 
<<"Илья Кабаков: здесь и там" - Конференция (23 июня, Эрмитажный театр) - все доклады и дискуссиив 18 MP3-файлах>

2-я страница иллюстраций>


ФОТОРЕПОРТАЖ с открытия выставки «Илья и Эмилия Кабаковы: Случай в музее и другие инсталляции»
22 июня, Санкт-Петербург, Эрмитаж, здание Главного Штаба.


П
ресс-релиз
>

 

Пресса - о выставке>

«Дворец проектов». 1997. Лондон. Фото Эмилии Кабаковой. / «The palace of projects», 1997, London. Photo Emilia Kabakov.

«Проект для Рейхстага». 2001. Берлин. Модель. / «Reichstag project», Berlin, 2001. Model.

«Упавший ангел». 2002. Музей современного искусства, Токио. Модель. / «The Fallen Angel», 2002, Museum of contemporary Art, Tokyo. Model.


«Где наше место?» 2003. Венецианская биеннале. / «Where is our place?», 2003, Venice Biennale, Quierini Stampalia Fondation, Venice. Photo Emilia Kabakov.

«Где наше место?» 2003. Венецианская биеннале. / «Where is our place?», 2003, Venice Biennale, Quierini Stampalia Fondation, Venice. Photo Emilia Kabakov.

«Дворец проектов». 1997. Лондон. Фото Эмили Кабаковой. / «The palace of projects», 1997, London, Roundhouse, organized by Artangel. Photo Emilia Kabakov.


«Жизнь и творчество Чарльза Розенталя». «Аукцион» (Запад). 1998. Миту, Япония. Холст, масло. /Installation «The life and creativity of Charles Rosental». Painting «The Auction», «West». 1998. Mito tower, Mito Japan. Oil and canvas.

«Жизнь и творчество Чарльза Розенталя». «Три всадника». Холст, масло, свет. 1998. Миту, Япония. /Installation «The life and creativity of Charles Rosental». «The threes riders». Oil, canvas, lights. 1998. Mito tower, Mito Japan.

 

ПРОДОЛЖЕНИЕ>

 

ПРЕССА:


<
"Полная инсталляция. Илья и Эмилия Кабаковы в Эрмитаже" - Коммерсант, 24 июня.
"
Первая в России персональная выставка Ильи Кабакова, проходящая в присутствии автора, должна была стать сенсацией. И стала. Вернисаж выставки Ильи и Эмилии Кабаковых "Случай в музее и другие инсталляции", организованной Эрмитажем и Фондом Гуггенхайма при поддержке московской Stella Art Gallery, прошел с аншлагом. Художественный бомонд обеих российских столиц, чиновные лица, два автобуса высшего руководства Фонда Гуггенхайма составили очередь на вход, а толпы фотографов фиксировавших каждый шаг художника, сделали его проходы подобными подъему по каннской лестнице. Очередь на выставку отстояла"  
КИРА  ДОЛИНИНА.


<
"Случай в Эрмитаже. Кабаков открыл выставку в главном музее России" - "Время новостей". 23 июня. Фаина Балаховская.
"Музейные проекты Кабакова в пространство отечественных музеев вписываются слишком органично. В 1992-м Кабаков сделал инсталляцию «Инцидент в музее, или Музыка воды» в Нью-Йорке. Зал с якобы протекающей крышей так точно обозначал российский музей, что оказавшаяся внутри инсталляции главная хранительница Третьяковской галереи немедленно включилась в спектакль и волновалась до тех пор, пока не поняла, что искусство и жизнь все-таки не одно и то же, и не дозвонилась в собственный музей, чтобы убедиться, что там потолки в порядке. На выставке в Эрмитаже «Случай» связан с более фантастическим, экзотическим и общечеловеческим расстройством, далеким от нарушения цельности кровли.
На Западе Кабакова считают антропологом и археологом, исследователем советского вчера страны. В России язык, на котором говорит художник, еще жив, многие его составляющие сохранились, не канули в Лету, и потому понятно, что Кабаков родом из единственного и неповторимого собственного прошлого, по деталям собирающий бытие, некогда определявшее не только общественное, но -- его личное сознание. Бывшие советские люди и иностранцы видят в произведениях Кабакова разное, но сильное впечатление они производят на всех -- так точно, в тончайших подробностях пережиты все обстоятельства, ведомые и неведомые зрителю, так мощно их транслирует художник. С тщанием восстанавливающий блики, которые сознание отбрасывало на быт, только прикидывавшийся единым для всех без исключений. Основатель школы, гуру московского концептуализма в Советском Союзе был «неофициальным» художником. Теперь его высказывания кажутся не критическими -- ностальгическими и романтическими, очень интимными".

... "В будущее возьмут не всех -- сейчас самые большие шансы из всех наших музеев имеет Эрмитаж.">

<"ПЕВЕЦ СОВЕТСКОГО УБОЖЕСТВА ОСТАЛСЯ В ПРОШЛОМ" - "Известия", 24 июня. Анна Матвеева.
-Эмилия, что произошло? Илья Кабаков неоднократно заявлял, что никогда не вернется в Россию, даже на день. И вот вы в России, на этой прекрасной выставке… Что повлияло на ваше решение?
- В Америке говорят "Never say never". "Никогда не говори "никогда". Сыграло роль любопытство: "Что же все-таки изменилось в стране, где я прожил почти всю жизнь?" Илье ведь было 55, когда он эмигрировал, это солидный уже возраст. И "я хочу посмотреть, что там происходит, ведь все что-то рассказывают, а я сам не видел". Он ведь художник, любопытство у него огромное. Ник Ильин (представитель фонда Гуггенхайма в Европе. - "Известия") беспрерывно приезжал к нам и предлагал что-то сделать в России. Убеждал, что это уже не Советский Союз, все изменилось. Ведь мы - как сын, который не хочет возвращаться в семью, где его никто не хочет видеть. Но когда тебе говорят: "Ну пожалуйста, приди, ты нам нужен" - думаешь, может действительно нужен? Но малейший негативный отклик... Я прячу сейчас от Ильи негативные статьи, потому что знаю: если я их покажу, он больше не поедет в Россию. А я думаю, может, мы приедем еще раз, в Москву.


<"На выставку Ильи и Эмилии Кабаковых пришли даже белые человечки" - www.fontanka.ru 
Такого ажиотажа на открытии выставки в Эрмитаже не видели уже давно. Сотни людей толпились на улице и лестнице здания Главного штаба, пытаясь проникнуть на показ инсталляций "гражданина мира" Ильи Кабакова и его жены Эмилии.

 


<"Илья и Эмилия Кабаковы ответили концептуально" - Коммерсантъ, 22 июня. Милена Орлова.
Сегодня в Государственном Эрмитаже при поддержке фонда Соломона Гуггенхайма и московской Stella Art Gallery открывается выставка Ильи и Эмилии Кабаковых "Случай в музее и другие инсталляции". Она обещает стать сенсацией. Единственный из бывших советских художников, сумевший стать звездой мирового уровня, впервые после отъезда из СССР в 1988 году приехал лично (вместе со своей женой-соавтором) представить свое творчество последних десятилетий, в России еще не виданное. Творческая пара с недоверием относится к российской прессе и крайне неохотно и лимитированно общается с журналистами. Накануне открытия выставки Илья и Эмилия Кабаковы на вопросы Милены Орловой предпочли ответить в письменном виде (авторская пунктуация сохранена).
Илья Кабаков родился в Днепропетровске в 1933 году. В 1957-м закончил Суриковский институт. Работал иллюстратором детских книг. В середине 70-х – один из лидеров и идеологов круга неофициальных художников, чье творчество получило название "московский концептуализм". Переехав на Запад, прославился "тотальными инсталляциями" (всего 200 в разных странах), многие из которых описывают советскую вселенную в виде эффектных метафор: вагон, туалет, пионерлагерь, коммунальная квартира. В настоящее время живет в Нью-Йорке и является гражданином США. В последнее время работает в соавторстве со своей второй женой Эмилией.
- Илья Иосифович, вы не были в России с тех пор, как уехали в 1988 году. Какие ожидания связаны у вас с вашей первой большой выставкой в России? Столкнулись ли вы с какими-либо трудностями при ее подготовке?
- Нет, особых трудностей не было. Все было прекрасно организовано. Было несколько "катастрофических эпизодов" (модели были разрушены при транспортировке, груз задержался в Германии). Но выставка открывается вовремя во многом благодаря энтузиазму всех организаторов, реставраторов, всех тех, кто работал за зарплату, и тех, кто помогал, потому что хотел, чтобы выставка состоялась.
- Расскажите, пожалуйста, поподробнее, как сложился творческий союз "Илья и Эмилия Кабаковы"? Как вы работаете вместе?
- Очень трудно ответить. Относится к области "необъяснимого" (чудесного?).
- Илья Иосифович, вас считают основателем московской школы концептуализма. А вы считаете себя концептуалистом? Кого бы вы могли назвать своими учениками?
- Очень приятный, лестный вопрос. Невозможно ответить.
- Долгое время одной из главных метафор вашего творчества была советская коммуналка. В чем вы черпаете вдохновение сейчас, когда актуальность этого символа утрачена?
-?!
- Вы придумали жанр "тотальной инсталляции". Расскажите, что вы под этим понимаете. Чем вас не устраивают традиционные жанры изобразительного искусства?
- Коротко об этом жанре: в тотальной инсталляции общее во много раз превышает частности, из которых оно и состоит. Или окружающее пространство значит гораздо больше, чем предметы, которые в нем находятся.
- Критики часто называют вас продолжателем линии "маленького человека" в русском искусстве. А в чем величие ваших персонажей?
- В их человечности.
- Одни в России до сих пор воспринимают вас диссидентом, другие считают единственным советским художником, работающим после распада СССР. Кто ближе к истине?
-?
- Вы собираетесь подарить Эрмитажу инсталляцию "Туалет". Это та же самая работа, что шокировала публику на выставке "Документа" в Касселе? Тогда немецкая пресса писала, что "русские люди живут в туалетах". Какой вы ждете реакции от российской публики?
- "Туалет в углу" – другая работа. О том, что "русские люди живут в туалетах", писала только русская пресса. Немецкая восприняла это так, как "туалет" и был задуман: метафора нашей жизни (и их также).
- В середине 1970-х вы написали текст "В будущее возьмут не всех". Что, по-вашему, обеспечивает место художнику в будущем?
- Очень трудно ответить.
- Вы лучше всех комментируете свои работы. Не раздражают ли вас критики?
-?!
- Какую роль в вашей международной карьере сыграли галеристы? Хороший галерист – это обязательное условие успеха для художника?
- В каких-то случаях да, в каких-то – нет.
- Илья Иосифович, вы родились в Днепропетровске, долгое время жили в Москве, а сейчас о вас говорят как об американском художнике. Если бы вас спросили, чем вы обязаны каждой из этих стран, что бы вы ответили?
-?
- Вы имеете статус интернациональной звезды, человека, обласканного признанием. В России многие молодые художники думают, что вы достигли такого успеха не только благодаря вашему творчеству, но и благодаря какой-то особенной стратегии поведения. Можете поделиться секретом, чего не надо делать художнику, чтобы не остаться в безвестности?
- Очень приятный вопрос. Трудно ответить.
- После выставок в крупнейших мировых музеях и участия в самых престижных выставках осталась ли у вас какая-то неосуществленная профессиональная мечта?
- Тоже очень приятный вопрос. Невозможно ответить.

<"Cон в четырех комнатах. Эрмитаж открыл выставку Ильи и Эмилии Кабаковых". Ольга Кабанова, для "Ведомостей", 24.06.2004, №108 (1148)
САНКТ-ПЕТЕРБУРГ - "Случай в музее" и другие инсталляции Ильи Кабакова простоят в Государственном Эрмитаже до 29 августа. Выставка главного московского концептуалиста и самого востребованного в мире русского художника - это и реальное событие, и концептуальная акция, и гвоздь в гроб сложившегося представления о московском концептуализме.
Прогрессивная общественность так давно требовала большую выставку на родине "главного русского художника второй половины ХХ в." (слова экс-министра культуры Михаила Швыдкого), что теперь остается только удивляться, почему ее раньше не было. Особенно год назад, когда Кабакову исполнилось 70.
Но все же случилось. Не в Москве, так в Питере. Не в Третьяковке, так в Эрмитаже. Который становится теперь не только самым главным музеем страны, но и, кажется, единственным работающим без старых советских искусствоведческих предрассудков. В том числе и в сфере менеджмента. Выставка Кабаковых состоялась благодаря долговременному партнерству Эрмитажа с Музеем Соломона Гуггенхайма и новому смелому сотрудничеству с московской частной галереей Stella Art Gallery.
На пресс-конференции Кабаков подробно рассказывал, как строил выставку. Говорил, что главное - это пространство и обязанность вписаться в его параметры, далее имеют значение место и ситуация. Поэтому, получив план и чертежи выделенных ему под выставку четырех комнат в здании Главного штаба, он стал придумывать экспозицию.
В первой ее части он поместил документацию (макеты, первые эскизы и финальные фотографии) своих главных работ. Во второй - поставил две инсталляции, которые подарил Эрмитажу, - "Туалет в углу" и "В шкафу". В третьей - представил новые, еще не реализованные и совсем утопические проекты. А завершил все большой своей инсталляцией, из тех, что и принесли ему мировую славу.
"Случай в музее" - это комната с беспорядочно поваленными стульями и скамьями, с картинами самого Кабакова на стенах и с полом, усеянным маленькими человеческими фигурками. Через комнату перекинут деревянный помост с перилами. Пояснительная записка рассказывает о том, что должна была состояться (когда-то давно) выставка Ильи Кабакова в Эрмитаже, но ей помешало странное событие, результат которого - вот эта самая комната, которую комиссия по расследованию происшествия в музее решила, по соображениям безопасности, оставить нетронутой. А кто эти маленькие человечки - так никому и не известно.
Показывать инсталляции в документации (как в первой и третьей комнатах), сокрушался Кабаков, все равно что смотреть спектакль в проекции на стене. Конечно, макеты "активизируют воображение зрителя", но ведь публике нужны реальные переживания. А их кабаковские тотальные инсталляции "живьем" дают в полной мере. Свет, звуки, тексты, предметы составляют маленький нежный спектакль из жизни его кротких персонажей, рожденных бестолковой и агрессивной коммунальной советской жизнью. И именно работы Кабакова, художника очень большого, даже, наверное, гениального, разрушают устоявшееся представление, что концептуализм есть некая заумь, а не полноценное художественное произведение-переживание.
Но, понятно, чтобы по-настоящему почувствовать и оценить уровень кабаковского таланта, надо посмотреть еще хотя бы пару его больших инсталляций. Остается надеяться, что их нам еще покажут. Как показали одну на только что закрывшейся выставке "Москва - Берлин. 1900-2000".
Но тем, кто не поленится вдуматься и вчитаться в новые проекты Ильи и Эмилии Кабаковых (жена художника в последнее время выступает его соавтором), откроется, как изменился создатель "Случая в музее" и других знаменитых инсталляций. Он перестает быть исследователем и певцом исчезнувшей советской цивилизации и скромного внутреннего мира ее мечтательных, склочных и несчастных акакиев акакиевичей, которых щедро одаривал собственными сомнениями и переживаниями. Не теряя иронии и сентиментальности, Кабаков стремится осваивать новые пространства и строить новые миры, становясь художником вненациональным. Он обращается к утопическим проектам классиков русского авангарда (которые никогда не были ни ироничными, ни сентиментальными), примеривая к себе их размах и грандиозные амбиции. Что из этого получится, пока не ясно.
Зато понятно, что если уж Кабакова перестала интересовать исчезнувшая советская Атлантида, то, значит, миф об ее уникальности и исключительных особенностях ее вечно испуганных жителей можно смело хоронить. Конечно, одинокий коммунальный советский человек - не выдумка Кабакова. Такой человек существовал, но теперь он видится больше похожим на все остальное человечество. Мир в эпоху глобализма все чаще кажется одной огромной коммунальной квартирой, в которой все обо всех все знают, и оттого особенно одиноки.
И последнее. Выставка Ильи Кабакова в Эрмитаже положила конец разделению искусства на официальное и неофициальное, на современное и традиционное, на зарубежное и отечественное. Сегодня уже не надо никому доказывать, что Илья Кабаков - классик русского искусства (хотя и гражданин США) и место ему - в главном музее страны.

 

<"Инсталлировано!" - Юрий Арпишкин, Андрей Ковалев - "Московские новости" и GIF.ru - 25.06.2004
"На Западе Кабаков прославился так называемой тотальной инсталляцией. Этим несколько туманным термином называется созидаемое художником пространство, навязывающее зрителю метафизические переживания. Это может быть знаменитый туалет, показанный в Касселе, – дверь с литерами "М" и "Ж", за которой открывался натюрморт типичной коммунальной квартиры. А может быть "Красный павильон", ставший одним из экспонатов венецианской биеннале, – захламленная строительная площадка, в дальнем углу которой – маленькая будочка, украшенная красными звездами и гербом Советского Союза. Такого рода публицистический накал все еще тревожит душу нашего соотечественника. И популярность Кабакова здесь объяснению поддается. Но вот чем этот многофигурный "Памятник исчезнувшей цивилизации" привлекает западного человека, так и остается для нас загадочным.
Этим же вопросом обеспокоены и некоторые авторы каталога, изданного к эрмитажной выставке. Вследствие риторической кудреватости нового кабакознания пересказать изложенные соображения крайне затруднительно. Едва ли не самым прозрачным следует признать тезис одного из кураторов выставки Джермано Челанта, утверждающего, что всемирно-историческое значение Тотальной Инсталляции заключается в том, что она предлагает наиболее "подходящий способ выйти в пространство общей, разделяемой всеми окружающими чувствительности". По-видимому, в этой формулировке содержится намек на тщетно скрываемую подоплеку западного интереса к России, крепко настоянного на странном мазохизме. Когда все уродливое и нелепое, тягостное и удручающее представляется порождением специфической русской духовности. То есть творчество Кабакова по-прежнему воспринимается в социально-этических категориях.
Что забавно по двум, как минимум, причинам. Во-первых, социальный материал, которым манипулирует Илья Кабаков, отошел в историю. Во-вторых, сам мастер категорически уклоняется от обсуждения провокационных вопросов о прошлом и настоящем Родины и говорит только о пространстве, композиции и прочих формальных предметах. Можно предполагать, что именно по этой причине он свел к минимуму общение с циничными российскими журналистами. Тем более что сегодня в актуальную сферу тотальной инсталляции вторгаются "новые персонажи" и совершенно другой, но ничуть не менее экзотический, социум. На специальном превью выставки можно было наблюдать некоторое скопление людей, естественной средой обитания которых был бы, скорее, ювелирный салон. Величие Кабакова в том, что даже с ними он способен вести диалог. Пожалуй, здесь и кроется разгадка успеха. Основополагающая черта поэтики Кабакова – предельная внятность, определенность и недвусмысленность метафорического высказывания. Его может понять всякий желающий. В этом его отличие от большинства современников. В этом же его скрытая полемика с порожденным им концептуализмом, который все еще гордится своей абсолютной герметичностью".

<"ЦЕРЕТЕЛИ - НА ДЕСЕРТ" - Известия 28 июня (светская хроника)>
Организаторы выставки - Фонд Соломона Гуггенхайма и московская Stella Art Gallery - выбрали правильный город в правильное время, но вот место для первого приема подкачало. Клуб-казино "Талион", в котором прошел первый прием в честь Кабакова, имеет в Питере прочную репутацию заведения, куда приличные люди не ходят. Это "авторитетно"-буржуазное место. Интерьеры клуба - "разлюли-малина", напоминающая дорогую, но не модную гостиницу - совершенно не подходили к данному событию.
...
Представьте себе: новорусское убранство, грузинская певица Миранда Мирианашвили исполняет романс "А напоследок я скажу", Зураб Церетели "рулит" в компании арт-куратора Бориса Гройса, Михаила Пиотровского и владелицы фитнес-клубов Ольги Слуцкер. И весь этот винегрет венчают скромный Илья Кабаков и могучая фигура Томаса Кренса. "Very special event", - замечали западные гости.


<"Оборотная сторона колобка" - Андрей Ковалев, РЖ, 30.06.2004>
Выяснилось, что новая, патриотически-ориентированная компарадорская буржуазия окончательно отрясла со своих стоп прах советской коммунальности и в состоянии бесстрастно и заинтересованно наблюдать за копошением коммунального народца в вольерах кабаковской Тотальной инсталляции и говорить высокие слова об общечеловеческих ценностях. В этом и заключается величие Кабакова в мировом масштабе - он дал правящим классам изливать свою гуманистическую мизантропию на удаленные во времени и пространстве предметы. Никакая политкорретность не позволила бы говорить в таком тоне о мизераблях брайтонского гетто или об обитателях мусульманских арондисманов Парижа. А они должны быть уверены в том, что живут в лучшем из миров, и новый Кабаков к ним не придет. Тема закрыта - каждый, кто озаботится судьбой заброшенных и опущенных глобального мира, получит в ответ: "Это как у Кабакова?".


П
РЕСС-РЕЛИЗ.

22 июня 2004 года в Главном штабе открывается выставка «Илья и Эмилия Кабаковы: Случай в музее и другие инсталляции». 
Выставка организована Государственным Эрмитажем совместно с Музеем Соломона Р. Гуггенхайма, Нью-Йорк, и “Stella Art Gallery”, Москва. На экспозиции представлено несколько инсталляций, включающие в себя более 80 рисунков, 16 картин, эскизы, макеты, фотографии из разных музеев и частных коллекций, сопровождаемые комментариями художника.
Илья Кабаков - самый знаменитый и востребованный русский художник, вошедший в число классиков мирового современного искусства. Он создал более 200 инсталляций в разных странах, его работы находятся в собраниях многих музеев мира, включая Музей современного искусства, Нью-Йорк, Музей Соломона Р. Гуггенхайма, Нью-Йорк, Музей современного искусства, Центр Жоржа Помпиду, Париж, и другие.
Илья Кабаков родился 30 сентября 1933 года в Днепропетровске. С 1945 по 1951 годы он учился в художественной школе, Москва; в 1957 году закончил Художественный институт им. В.И. Сурикова, Москва, по специальности графический дизайн. В 1950-е годы, работая книжным иллюстратором, он также экспериментировал с некоторыми формами абстрактного искусства. Илья Кабаков стал одной из главных фигур московского «андеграунда» - сообщества художников и интеллектуалов, известных как Круг концептуалистов. В течение 1960-1970-х годов эта группа работала над разными художественными проектами, включая поэзию, визуальное искусство и фильмы.
В конце 1980-х произведения Ильи Кабакова экспонировались в Германии, Швейцарии, Испании, а также были представлены на нескольких выставках в Соединенных Штатах Америки. Затем последовали выставки на Венецианской Биеннале, в 1992 году, в «Документе», Кассель, Германия, а также на Биеннале Музея американского искусства Уитни, в 1997 году. Его работы привлекли внимание художественных критиков разных стран и обеспечили Илье Кабакову репутацию художника мирового значения.
В настоящее время художник живет в Нью-Йорке и является гражданином Соединенных Штатов Америки.
Кабаков стал известен на Западе как автор очень специфического жанра «Тотальной инсталляции», которая создает особую атмосферу, состоящую из комбинации картин, текстов, предметов и звуков.
Две инсталляции Ильи Кабакова «В шкафу» (1997)  и «Туалет в углу» (1992) будут подарены Государственному Эрмитажу и станут частью постоянной экспозиции музея современного искусства, который предполагается разместить в Главном штабе.
К выставке приурочен Международный симпозиум, организованный Государственным Эрмитажем совместно с CEC Arts Link и Институтом Pro Arte, Санкт-Петербург, который пройдет 23 июня 2004 года в Эрмитажном Театре. В нем примут участие ведущие зарубежные и отечественные критики, искусствоведы. Илья Кабаков и его жена, Эмилия, которая непосредственно вовлечена в создание инсталляций с 1989 года, примут участие в открытии выставки и проведении симпозиума.
Кураторы выставки Джермано Челант, Музей Соломона Р. Гуггенхайма, Нью-Йорк, Аркадий Ипполитов, Отдел западноевропейского искусства Государственного Эрмитажа и Анна Конивец, Государственный Эрмитаж.
К выставке подготовлен научный иллюстрированный каталог, который включает статьи Джермано Челанта, Бориса Гройса, Аркадия Ипполитова и Роберта Сторра.
С выставкой можно ознакомиться на сайте Государственного Эрмитажа (www.hermitagemuseum.org).

 

ДОСЬЕ ИЛЬИ КАБАКОВА в АРТ-АЗБУКЕ на GIF.ru>

TopList

© 1994-2017 ARTINFO
дизайн ARTINFO
размещение ARTINFO