ЕЖЕДНЕВНЫЕ НОВОСТИ ИСКУССТВА@ARTINFO




В МИРЕ  В МОСКВЕ В РОССИИ  В ПИТЕРЕ  В ИНТЕРНЕТЕ  ПЕРИОДИКА  ТЕКСТЫ  НАВИГАТОР АРТ ЛОНДОН - РЕПОРТАЖИ ЕЛЕНЫ ЗАЙЦЕВОЙ АРТИКУЛЯЦИЯ С ДМИТРИЕМ БАРАБАНОВЫМ АРТ ФОН С ОКСАНОЙ САРКИСЯН МОЛОЧНИКОВ ИЗ БЕРЛИНА ВЕНСКИЕ ЗАМЕТКИ ЛЕНЫ ЛАПШИНОЙ SUPREMUS - ЦЮРИХ  ОРГАНАЙЗЕР  ВЕЛИКАНОВ ЯРМАРКИ ТЕТЕРИН НЬЮС ФОТОРЕПОРТАЖИ АУДИОРЕПОРТАЖИ УЧЕБА РАБОТА КОЛЛЕГИ АРХИВ

Против сноса ЦДХ

Это не наш Генплан!
Руки прочь от Центрального дома художника
!

История вопроса
 
<<20 декабря, в 15.45, у входа у входа в ЦПКиО имени Горького прошел митинг против сноса ЦДХ и против принятия Генплана. Организаторами протестной акции выступили активисты движения «Право на город» и социалистического движения «Вперед». Несмотря на мороз, на площадь напротив ЦДХ выразить свое несогласие с Генпланом-2025 вышло около 200 человек.
На митинге выступили: Алексей Клименко — историк архитектуры, общественный деятель; координатор движения «Архнадзор», обозреватель «Известий» Рустам Рахматуллин; Андрей Ерофеев, куратор, создатель крупнейшей коллекции современного русского искусства; Вероника Сукоян, художник, дочь архитектора, построившего здание ЦДХ; Кирилл Алексеев, куратор, сотрудник Отдела новейших течений ГТГ; Юрий Аввакумов, архитектор, художник, куратор; Елена Овсянникова, руководитель проекта «Москонструкт», профессор МАрхИ; Сергей Удальцов, координатор «Моссовета» и движения «Левый фронт»; Борис Кагарлицкий, публицист, социолог; Любовь Арцеховская-Кузнецова, руководитель инициативной группы жителей «Хамовников»; Юрий Егоров, представитель движения «Москвичи за трамвай»; Егор Плотников, член Московского Союза Художников.
Митинг прошел под лозунгами против Генплана и против сноса здания ЦДХ/ГТГ и коммерческого строительства на его месте — «ГЕНплан-2025 — это ГЕНоцид москвичей», «Богатство России в культуре, а не в элитной застройке», «Остановим неизвестного инвестора», «Русскому авангарду не место на задворках бизнес-центра».

Все выступающие сходились в том, что принятие 22 декабря ключевого документа, определяющего строительства Москвы до 2025 года, открывает колоссальные возможности для новых преступлений против облика нашего города и интересов его жителей. Многочисленные нарушения закона, недоработки, ложь и фальсификации сопутствующие принятию Генплана говорят об одном: он принимается исключительно в интересах коррумпированных чиновников и крупного бизнеса. Каждый житель Москвы становится досадной помеха на пути настоящего «генерального плана» бюрократов и строительного бизнеса: превращение всего (парков и дворов, музеев и архитектурных памятников, домов и дорог) в прибыль.

Главное прозвучавшее на мероприятии требование: решения, касающиеся всех, не должна принимать мизерная кучка. Обсуждать и создавать пространство своего обитания должны все горожане. Принятие Генплана должно быть приостановлено, к его разработке привлечены независимые от бизнес-структур специалисты, мнение общественности должно учитываться на деле, а не на словах, необходимо проводить повторные слушания, которые могли бы выявить, учтены ли требования горожан. 

Сергей Удальцов пригласил москвичей во вторник, 22 декабря в 9 утра прийти к зданию Мосгодумы, где депутаты будут обсуждать принятие Генплана и выразить свое негативное отношение к этому губительному для города проекту. 

Также на митинге был показан сатирический новогодний спектакль «Фальшивый Дед Мороз раздаривает инвесторам Москву». Мальчик Юра в кепке прочитал Деду Морозу и Снегурочке-Генпланне стихотворение Евгения Лесина «Новая Москва» (http://elesin.livejournal.com/825476.html), а девочка Лена, его подруга подарила Деду Морозу оранжевый шарик со словами «Я взяла пластилин и слепила апельсин, пошла на приём, получила целый дом». Они получили в подарок ЦДХ, перевязанный розовой ленточкой.
Не остались без новогоднего куша и турецкий мальчик Гюнал Иншаат Тиджарет Ве Санайи Аноним Ширкети — он стал обладателем Пушкинской площади (http://www.izvestia.ru/moscow/article3095055/), а второе народное достояние имени великого поэта, ГМИИ им. Пушкина, досталось маленькому лорду Норману (http://www.archnadzor.ru/?p=3306).  

Подарок Норману Дед Мороз сопроводил чтением «Распоряжения», текст которого соответствовал стихотворению Марины Цветаевой «Из рук моих — нерукотворный град // Прими, мой странный, мой прекрасный брат». Процесс раздаривания Москвы остановил мальчик Москвич, сорвавший с Деда Мороза его праздничную личину, под которой обнаружилась маска террориста. Он рассказал всем, что Дед Мороз — фальшивый, и предложил всем вместе позвать настоящего, который вернет Москву горожанам. 

Движение «Право на город» было создано в декабре 2009 года. Движение, основанное на базе Комитета по защите территории искусства, объединяет художников, архитекторов, историков, общественных активистов и неравнодушных к судьбе своего города москвичей. В феврале этого года участниками Комитета были организованы ряд акций в защиту ЦДХ/ГТГ.

Это не наш Генплан!
Руки прочь от Центрального дома художника!


23-го декабря Московское правительство собирается принять Генеральный план Москвы, который открывает колоссальные возможности для новых преступлений против облика нашего города и интересов его жителей. Москвичам дали лишь возможность ознакомиться с этим невнятным документом — коротко и формально, в разгар летних отпусков. Москомархитектура рапортует, что 75 % москвичей одобрили Генплан. Но опрос, проведенный ВЦИОМ, уточняет, что с проектом Генплана ознакомились только 17 % жителей столицы, и из них только 1 (один) % участвовал в его обсуждении! Но даже и после этой процедуры «народного одобрения» в проект были внесены изменения. Касаются они напрямую и территории ЦДХ/ГТГ, которая на слушаниях в августе обозначалась как «зона стабилизации», а депутатам представили совсем другие документы — с «зоной реорганизации». 

В начале этого года общественные слушания о судьбе ЦДХ стали триумфом настоящей демократии — художники, архитекторы, жители района дружно высказались против нового проекта. И вот теперь, отмахнувшись от мнения тысяч москвичей как от назойливой мухи, премьер-министр В. Путин подписывает постановление о передаче здания ЦДХ московским властям, что автоматически, минуя любые обсуждения, дает возможность его снести и начать застройку всей парковой территории. Иначе, чем плевком в лицо обществу, это решение назвать нельзя. 

Остановить московское правительство и хищных застройщиков — это не только вопрос элементарного чувства собственного достоинства, но и единственная возможность обеспечить себе человеческую жизнь на предстоящие 15 лет. Генплан-2025 предполагает в перенаселенной и без того Москве за 15 лет увеличить жилой фонд на 60%, для этого потребуется снести 7500 жилых домов и насильственно переселить более 1 миллиона жителей. Столицу с ее многочасовыми пробками, иногда длиной в 10—18 км, могли бы спасти четыре скоростные транспортные магистрали (хорды), но земли, зарезервированные под них еще по плану 1971 года, распроданы или сданы в аренду мэрией под инвестиционную застройку. Генплан-2025 лишает Москву не только будущего, но и прошлого — в плане намечены перспективы уничтожения примерно 360 памятников архитектуры, истории и культуры, не только отдельные здания, но и целые улицы, площади и кварталы. 

Каждый житель Москвы сегодня — лишь досадная помеха на пути настоящего «генерального плана» бюрократов и строительного бизнеса: парки и дворы, музеи и архитектурные памятники, дома и дороги — все должно быть обращено в прибыль. Творцы «генерального плана» готовы на любую ложь, фальсификации и наглые нарушения законов, которые они сами же и написали. История борьбы за сохранение права на город имеет и своих мучеников — таких, как защитник Химкинского леса Михаил Бекетов. 

Вернем наше право на город — право на среду обитания, на свою историю, на свой дом! Это право на человеческую жизнь, которое выше и важнее любых планов правительства и бизнеса. И только вместе мы сможем его отстоять. 

Движение «Право на город»
pravonagorod@list.ru Диана Мачулина,Кирилл Медведев>


<<"Председатель правительства Владимир Путин подписал указ о сносе Центрального дома художника и передаче территории правительству Москвы под новое строительство... Нынешнее решение стало настоящей пощечиной общественности. Власть дала понять, что мнение людей культуры ее вовсе не интересует. Тем более неясно, какие же все-таки здания появятся на месте Дома художника. Офисы? Жилье? Музеи? Куда деваться Третьяковке? Что будет с ЦДХ? Инвестор не назван. Проекта компенсационного строительства нет." - Время новостей, 7.12.2009>
<<Cанкционированный митинг протеста против новой схемы застройки территории ЦДХ-ГТГ- 15 марта 2009 с 12 до 14 часов перед входом в Парк Горького. Заявленные цели:
-         выразить протест против «антикультурной» политики властей;
-         защитить территорию искусства на Крымском валу и художественный лицей;
-         потребовать отставки чиновников «не для культуры».
Возведение на этой территории максимального количества новой коммерческой недвижимости под благовидным предлогом необходимости строительства нового здания Государственной Третьяковской Галереи.
<<Акция протеста против новой схемы застройки территории ЦДХ прошла у главного входа в Третьяковскую галерею на Крымском Валу прошла 24 февраля. Состялось также обсуждение жителями и служащими района Якиманка проекта реконструкции квартала ЦДХ.  Московская культурная общественность заявила свою точку зрения - Третьяковская галерея и территория ЦДХ в целом не объект районного масштаба. Это живой памятник искусства 20 века, судьба которого достойна большего внимания.
Лозунг акции - Давайте вместе остановим рейдерский захват мэрией Москвы территории Парка искусств и здания ЦДХ-ГТГ -  крупнейшего негосударственного центра искусств на пространстве СНГ и Восточной Европы. 

<<АРТФон #28 с Оксаной Саркисян.  Волна протеста  в ЦДX-ГТГ. 26 февраля 2009 О митинге и обсуждении планов застройки территории ЦДХ-ГТГ.  Доклад и практически все выступления в MP3>
 

<<акция «Целование здания ЦДХ»,  предложенная Александрой Галкиной и Давидом Тер-Оганяном и снятая на видео Владиславом Чежинковым.

<<Записная книжка #11. Рисунки Вики Ломаско. Кто решит судьбу ЦДХ-ГТГ с прилегающей территорией? Лужков и его приспешники, теперь уже с помощью персонажей типа Фаткулина, который заявил - мы хотим новое здание и вы нас  не остановите.
Кто это
"мы"? Работкники ЦДХ? Или ширмоподобная Конфедерация? А "вы", надо понимать, ровне те, на кого Фаткулину следовало бы работать? Оказалось, что и работники Третьяковки попросили перенести здание поближе к Садовому кольцу (и прикрыть собой от него территорию для освоения высокими покровителями - надо было бы добавить). Вот такой бред несут вместо того, чтобы честно заявить, одним - на этой лакомой территории мы так сильно хотим построить, например, гостиницу, что всякий артистический сброд нас не остановит; а другим - мы так запутались и так зависимы, что у нас нет выбора, поймите нас, несчастных, но жадных. Ю. П.>

<<МЕМОРАНДУМ Игоря Шелковского>
 
<"ЧП Национального масштаба". Сергей Хачатуров во газете "Время Новостей" от 26.02.2009 о митинге и публичных слушаниях, посвященных судьбе Третьяковки на Крымском валу>
То, что представлено Москомархитектурой в отношении территории Крымского вала, не сюрприз, но ЧП. И масштаба не районного, но национального. Именно с этого надо начинать, чтобы понять всю степень цинизма господ, решивших поиграть в декоративную демократию и посоветоваться о судьбе Третьяковки с жителями соседних дворов. Слава богу, раскусили, что к чему, не только жители района Якиманка. Далее>
<Ссылки по теме:
http://www.openspace.ru/art/projects/86/details/7905/
http://www.vpered.org.ru/solidarity67.html
http://www.echo.msk.ru/programs/kulshok/570885-echo/
http://forum.artrossia.ru/viewtopic.php?p=114056&sid=f118ca4f53894688661f9ae1db414844#114056
http://nikto001.livejournal.com/298799.html
http://www.mka-info.ru/expi/expi.php
http://www.mka-info.ru/expi/expi.php
http://agitarch.livejournal.com/12466.html?nc=4

<Краткая историческая справка о здании ЦДХ>

<Каждый желающий имеет возможность ознакомиться с содержанием предлагаемого проекта на сайте Префектуры ЦАО и   оставить свои комментарии по нижеприведенному адресу. Предлагаем вам воспользоваться данной возможностью  и выразить свою аргументированную позицию. http://cao.mos.ru/document/2009/02/24/d12667/
<<06.02.09 состоялось заседание Общественного совета по культурным центрам, созданного в связи с вопросом о судьбе Парка искусств и здания на Крымском валу в котором располагается Государственная Третьяковская галерея и Центральный дом художника. Участники заседания рассмотрели Проект планировки территории кварталов 435-438, 442, 444 района Якиманка ЦАО, разрабонный ГУП НИиПИ Генплана Москвы по заказу МКА во исполнение распоряжения Правительства Москвы от 06.11.08г. 2606-РП "О разработке проекта планировки территории кварталов 435-438, 442, 444 района Якиманка ЦАО" и поручения Правительства РФ от 27.06.2008 г. (протокол ИН-П44-1пр, п. 5). По итогам обсуждения участники считают необходимым заявить следующее:
1. Представленный на рассмотрение проект и прилагающаяся к нему пояснительная записка не отвечают на вопрос "зачем жителям г. Москвы нужно крупномасштабное строительство на территории Парка искусств и снос здания ЦДХ?". Напротив, они с полной очевидностью показывают цель инициаторов проекта - возведение на этой территории максимального количества новой коммерческой недвижимости под благовидным предлогом необходимости строительства нового здания Государственной Третьяковской Галереи.
2. Предусмотренное проектом пятно застройки для новых зданий ГТГ и ЦДХ значительно ухудшит их месторасположение. Новые здания ГТГ и ЦДХ предполагается разместить на линии Садового кольца, т.е. в зоне наибольшей загазованности, шума и вибрации. Это может крайне отрицательно сказаться на условиях хранения и экспонирования произведений искусства. При этом, зданиям ГТГ и ЦДХ, согласно Проекту, отводится роль ограждения от автомагистрали для другого общественного комплекса неизвестной функции, которое предполагается построить на их месте.
3. Крупномасштабное строительство на многие годы приведет к существенному ограничению доступа в парк, музей и выставочные залы. Это крайне отрицательно скажется на их функционировании.
4. Еще одна крупная многолетняя стройка в центре города, утилизация сотен тысяч тонн строительного мусора в случае сноса здания ЦДХ, изоляция парка с угрозой его полного уничтожения нанесет еще один удар по экологии Москвы.
5. Общественный совет выступает против запланированного сноса жизнеспособного здания ЦДХ - памятника архитектуры 60-х годов.
6. Принимая во внимание общегосударственный статус учреждений культуры, расположенных в Парке искусств; большое значение данной территории для всего города Москвы и перспективы её развития, данный Проект затронет интересы не только работающих и проживающих в районе Якиманка, на рассмотрение которых он представлен, но всех жителей города и общества в целом. Поэтому Общественный совет выступает за проведение общегородского референдума о судьбе Парка искусств и здания на Крымском валу.
7. Общественный совет обращается с просьбой о проведении общественного обсуждения и экспертизы Проекта планировки территории кварталов 435-438, 442, 444 района Якиманка ЦАО в следующих профессиональных сообществах: Союз архитекторов России;Московский Союз Архитекторов; Российская Академия архитектуры и строительных наук;Московское отделение Международной Академии архитектуры; Всероссийское общество охраны памятников истории и культуры; Государственный центр современного искусства; Центр Современной Архитектуры.
8. Общественный совет особо отмечает неэтичность реализации данного проекта в условиях тяжелого положения в экономике и культуре.
Общественный совет по культурным центрам>

"Апельсин" вместо Третьяковской галереи/ Центрального дома художника ?

<<2 октября 2008 в РИА-Новости прошла пресс-конференция Общественного совета по культурным центрам, в которой приняли участие: Давид САРКИСЯН директор Государственного Музея архитектуры им. А.В. Щусева, Юрий АВВАКУМОВ архитектор, Артемий ТРОИЦКИЙ критик, искусствовед, писатель, Василий БЫЧКОВ директор Центрального Дома Художника.
Видеозапись пресс-конференции Вы сможете найти на сайте ЦДХ www.cha.ru>
Меморандум>
<<11 сентября на открытии 11-й Венецианской архитектурной биеннале состоялась презентация книги "PROFOSTER/ Interface". Giardini Pubblici, центральная аллея, ведущая к павильону "Италия". Книга о социальном конфликте, выход из которого предлагают архитекторы. Книга содержит выдержки из российской прессы о проекте Нормана Фостера для  девелоперской компании Интеко, мнения экспертов, открытое письмо премьер-министру России Владимиру Путину, а также альтернативный проект  международного культурного центра для спорной территории.  Текст книги on-line с 12.09.2008 - WWW.PROFOSTER.RU>
<<26 июня 2008. Письмо директора ЦДХ Василия Бычкова "Апельсиновый трэш".
Ожидается, что в многофункциональном комплексе «Апельсин» разместятся жилые апартаменты, гостиничные номера, а на нескольких уровнях в центральной части - музей.
Интересен факт продвижения именно абсурдного соединения музея с жилыми апартаментами и гостиницей. Предполагается, что где-то внизу экспонируются и хранятся произведения искусства, среди которых - шедевры, а над ними в элитных квартирах проживают - постоянно или временно - элитные граждане. Причём, если можно понять девелопера, для которого главная цель любого проекта – получение прибыли, понять профессионального архитектора в данном случае трудно. Трудно объяснить, как профессионал мог пойти на такое. Невозможность такого соединения совершенно очевидна. Это недопустимо не только с точки зрения имиджа и статуса музея, но и с позиций простого здравого смысла. Уклад жизни в квартирах и гостиничных номерах не совместим с музейным и выставочным режимом.
Каждый гражданин, живущий своей, частной, а потому - неконтролируемой жизнью в непосредственной близости от собрания произведений искусства, является потенциальным источником опасности для сохранности этого собрания, какими бы совершенными ни были меры изоляции и безопасности.
В свою очередь, общественный характер музейной и выставочной деятельности, направленный на привлечение как можно большего количества публики, вряд ли способствовал бы тишине и спокойствию людей, проживающих в самом эпицентре событий. Почему вопреки явной коммерческой выгоде никто не предлагает поставить жилой дом в центре венского квартала Музеев или организовать гостиницу во дворе Лувра?
Полностью
>
<<1 апреля портал archi.ru распространил блиц-интервью с Юрием Аввакумовым, Евгением Ассом, Юрием Григоряном, Бартом Голдхорном, Николаем Лызловым, Давидом Саркисяном и Михаилом Хазановым по поводу реконструкции ЦДХ и проекта строительства комплекса "Апельсин" вместо здания ЦДХ / ГТГ >>
Перед нами прецедент, который вызывает огромную тревогу в отношении профессиональной этики звезд и этики заказчиков, готовых идти на все что угодно ради того, чтобы заработать деньги.
«Наезд» на это место, который сейчас происходит, оскорбителен для москвичей. Не хотелось бы это обсуждать, но последние события скорее указывают на то, что наихудшее имеет шансы случиться. Но давайте все же надеяться на лучшее.
Текст интервью полностью>
<Ю. П.: Для меня в точности так,  я воспринимаю эту каннско-батуринско-форстеровскую инициативу как личное оскорбление. Другое дело, если быть внимательным, то такие оскорбления плотной стеной вокруг... И я, как большинство, со своей высокой к ним толерантностью выгляжу быдловато. Оттого и близка мне тональность ответа Юрия Аввакумова: Сначала Москва изображала Лас-Вегас с псевдобашенками, иллюминацией и казино, потом среднеевропейский офис со стеклом в клетку, а теперь появился новый тренд – Дубаи с домами-натюрмортами. Свое собственное – модернизм 20-х и 60-х, историческую  застройку XIX века, Москва методично изживает. Любопытно, что сталинская архитектура еще держится. Наверное, на страхе вождя. Всё это извивы вкуса хозяев города, его последовательное совершенствование. Как бы хотелось, чтоб Юрино предположение было верным, чтоб хоть генетический страх какой-никакой в них сидел, тормозил. Народонаселения-то быдловатого они совсем теперь не боятся>

<<18 марта Генеральным директором Государственной Третьяковской галереи В.А. Родионовым, Президентом Международной конфедерации союзов художников, Председателем Союза художников России В.М.Сидоровым и Председателем Исполкома Международной конфедерации союзов художников М.М.Фаткулиным было подписано совместное заявление в связи с появившейся в последнее время в прессе информацией о том, что на месте действующего Центрального Дома Художника ЗАО «Интеко» предполагает построить фактически коммерческий жилой комплекс «Апельсин».
<<Высокопоставленный чиновник правительства Москвы утверждает, что «Интеко» обсуждало проект «на уровне федеральных министерств». Близкий к «Интеко» источник рассказывает, что проект сейчас согласуется с Росимуществом и Минэкономразвития. От «Ведомостей» узнала о проекте первый заместитель гендиректора Государственной Третьяковской галереи Лидия Иовлева (?). "Ведомости">
<<«Во всем мире есть несколько знаковых объектов, которые выделяются на фоне других зданий. Среди них – здание оперы в Австралии, отель «Парус» в Дубаи и здание, выдержанное в храмовом стиле в Индии. Мы решили, что такое здание должно быть и в Москве», – процитировал Батурину «Интерфакс». Как уточняется в сообщении РИА «Новости», «говоря о необычной форме здания, которое напоминает разделенный на дольки апельсин, Батурина отметила, что это ее идея. «Однажды мне пришла эта идея, когда я просто ехала в автомобиле. Позже я буквально сама слепила макет комплекса из пластилина», – рассказала она журналистам.
Где именно на территории ЦДХ собираются возвести 15-этажный комплекс общей площадью 80 тыс. кв. м, спроектированный компанией Foster + Partners, в который войдут апартаменты, гостиницы, музей, трехэтажная парковка, магазины и кафе, пока непонятно. Кроме собственно здания ЦДХ, часть которого (60%) отведена под постоянную экспозицию Третьяковской галереи (XX век и новейшие течения), а остальное (40%) принадлежит МКСХ и используется под выставки и ярмарки, на Крымском Валу находится музей под открытым небом – парк скульптуры «Музеон». Gazeta.ru>
<<12 марта на выставке недвижимости MIPIM 2008 в Канне компания «Интеко» представила свой проект «Апельсин», который предполагает реализовать на территории Центрального дома художника (ЦДХ) на Крымском валу в Москве. На 80 тыс. кв. м будет размещен музей, гостиница и жилье. "Батурина подложила ЦДХ Апельсин". РБК>
<<Всё, хватит добавлять масло-масляное... Следует только напомнить, что на территории вокруг ЦДХ в 2005 году уже предлагался проект Эрика ван Эгерата "Русский авангард", с башнями Малевич, Эктер и т. д. И тогда лужковская команда предложила поискать для него какое-нибудь другое место, так как в этом месте проект испортит историческую застройку. Теперь обдуманно, я бы сказал, в типичном стиле волков-девелоперов, да еще в наших специфических московско-княжеских условиях готовится еще один  "дембельский" подарок Москве. А "дембель" наш может всё, чего очень сильно хочет. Какой-такой ЦДХ? Есть же Манеж, Гостиный Двор, то-сё - хватит... Вам же бестолковым предлагается не больше, не  меньше, чем новый символ столицы, типа сиднеевской оперы. Форстер, он может, особенно, если по пластилиновой модели.
Наверно правы утверждающие, что современные девелоперы даже более жестоки, чем бандиты 90-х. Однако не нам ими заниматься. В создающейся ситуации нам бы преодолеть разобщенность, доходящую до взаимного кланового игнорирования, для начала преодолеть настолько, чтобы никто из арт сообщества не смолчал. Ю.П.
>
Модернистское здание ЦДХ/ГТГ или «Апельсин» мастерской Фостера?
Блиц-интервью

Мы задали известным московским архитекторам и представителям общественности два вопроса – нравится ли им проект «Апельсин» мастерской Фостера и надо ли, по их мнению, сохранять существующее здание ЦДХ/ГТГ, построенное в 70-е годы архитекторами Николаем Сукояном и Юрием Шевердяевым 

На прошедшей в Каннах выставке MIPIM-2008 Елена Батурина продемонстрировала концепт-проект многофункционального комплекса «Апельсин», подписанного Норманом Фостером. При этом было заявлено, что этот проект будет участвовать в конкурсе-тендере на реконструкцию существующего здания ЦДХ/ГТГ, который еще не объявлен и пока даже неизвестно, будет ли объявлен вообще. Однако проект активно пиарится, причем его обсуждение в прессе все больше склоняется к тому, что старое здание-де брежневское и не пора ли его заменить на что-нибудь красивое, да еще и от знаменитости с мировым именем. Сломали же гостиницы «Россия» и «Интурист», даже гостиницу «Москва» сломали, так почему бы еще что-нибудь не обновить на с иголочки международный шедевр? Тем более что в его создании, как уже известно, поучаствовал не только лорд Фостер, но и заказчица Елена Батурина.

К «Апельсину» много вопросов. Он совмещает Третьяковскую галерею с элитным жильем, и представляет типичный образец «инвестиционного строительства», когда заказчик что-то строит для города и много – для получения прибыли. Надо ли отдавать Третьяковскую галерею и Центральный дом художника, которые уже давно стали признанными и посещаемыми центрами культурной жизни Москвы, на откуп инвестиционному строительству? Хорошо ли смотрится на этом месте «Апельсин»? И чье же это, в конце концов, произведение – мировой «звезды» или больше заказчицы?

За всем этим не хотелось бы упустить одну важную тему. А надо ли ломать здание ЦДХ/ГТГ на том лишь основании, что это брежневская постройка? Итальянский архитектор и куратор Венецианской биеннале Массимилиано Фуксас, выступая в Москве, спросил – когда же вы начнете ценить ваши собственные 70-е? Действительно, когда? Скоро ведь уже ничего не останется. А ведь это целая эпоха. Да – она завалена панельным хламом, но ведь были и шедевры и ключевые постройки эпохи – такие, без взгляда на которые будет сложно составить о ней правильное представление. О здании Николая Сукояна и Юрия Шевердяева известно, что для своего времени это был своего рода манифест модернистской архитектуры. Для тогдашнего СССР это был «наш ответ Помпиду», высокотехнологичная постройка – после завершения проектирования авторы подали порядка 100 патентов на изобретения. Сейчас здание нуждается скорее в качественной реконструкции и уходе.

Итак, проект уже активно обсуждается в прессе. В происходящем обсуждении, на наш взгляд, недостает мнения профессионалов. Редакция Архи.ру задала архитекторам и людям, заинтересованным в сохранении памятников, два вопроса: нравится ли им проект Фостера и следует ли сохранять существующее здание ЦДХ/ГТГ?

Ответы показались нам очень интересными и содержательными. Во всяком случае, они представляют мнение профессионалов, хорошо знающих и любящих Москву.

Юрий Аввакумов, архитектор:

Сначала Москва изображала Лас-Вегас с псевдобашенками, иллюминацией и казино, потом среднеевропейский офис со стеклом в клетку, а теперь появился новый тренд – Дубаи с домами-натюрмортами. Свое собственное – модернизм 20-х и 60-х, историческую  застройку XIX века, Москва методично изживает. Любопытно, что сталинская архитектура еще держится. Наверное, на страхе вождя.

Евгений  Асс, архитектор:

Я бы не хотел обсуждать архитектуру «Апельсина», хотя она мне не нравится. В данном случае это дело второстепенное. Важнее – цинизм заказчика и цинизм архитектора, которому вообще говоря все равно где и как проектировать. Ссылки на то, что он чего-то мог не знать совершенно неосновательны. Если бы ему предложили проектировать на месте Кремля то он снес бы и Кремль и поставил свой проект на месте Кремля потому что заплачено. Перед нами прецедент, который вызывает огромную тревогу в отношении профессиональной этики звезд и этики заказчиков, готовых идти на все что угодно ради того, чтобы заработать деньги. Они готовы пожертвовать национальным сокровищем, к каковым относится коллекция Третьяковской галереи.

Что касается здания ЦДХ/ГТГ – я имел удовольствие с ним работать, в частности, на конкурсе по его реконструкции. И мне кажется, что здание на самом деле гораздо лучше, чем многое из того что сейчас строится. Я совершенно не согласен, что это бетонный монстр, как считают некоторые – с этим зданием просто нужно  работать, обустраивать его и ухаживать за ним. Я считаю что здание абсолютно адекватно своему времени и его положение в городе меня совершенно не смущает.

Юрий Григорян, архитектор:

Я считаю что «Апельсин» неудачный проект для этого места, я бы даже сказал, что это наглый проект. Мне бы не хотелось чтобы он был реализован. Если уж решат ломать существующее здание – а я понимаю, что ему будет трудно выжить на фоне дороговизны земли и дурного вкуса который нас со всех сторон окружает – так вот если все же решат его ломать, то хотелось бы чтобы это был конкурс в несколько туров и с открытым общественным обсуждением проектов, с отбором по определенным критериям.

«Наезд» на это место, который сейчас происходит, оскорбителен для москвичей. Не хотелось бы это обсуждать, но последние события скорее указывают на то, что наихудшее имеет шансы случиться. Но давайте все же надеяться на лучшее.

Барт Голдхоорн, глава холдинга «Проект Медиа»:

Непонятно, зачем нужно сносить ЦДХ, если вокруг него существует огромное свободное пространство. Так называемый парк искусств – это очень дорогая земля которая очень неэффективно используется. Жалко, что эта провокация направлена против ЦДХ, тогда как проблема заключается в отсутствии градостроительной воли у московских властей, из-за чего вокруг ЦДХ до сих пор бессмысленная пустыня. Пусть там строят и музеи, и жилье, и магазины, и офисы. 

Николай Лызлов, архитектор:

Мне кажется что этот проект («Апельсин») повторяет ошибки предыдущего. Замена вполне дурацкая, ящик – на шарик. Все, что плохо в ящике – остается в шарике. Мне кажется есть более рациональный выход – вся территория сегодняшнего ЦДХ/ГТГ это потенциальная территория для застройки. Там совершенно не нужен существующий парк скульптур. Нужно уплотнять застройку. Мне кажется, что можно получить гораздо большее количество метров, не трогая существующее здание. Его надо модернизировать и реконструировать, а «кладбище скульптур» превратить в очень хорошую жилую застройку. Этим безусловно надо заниматься, нужно поддержать набережную, переориентировать вход на набережную. Все это можно превратить в Уфицци. А шарик – это то же самое, что было. Даже не важно, нравится он мне или не нравится – но пройдет еще немного лет и получим то же, что имеем сегодня. Бессмысленные затраты.

Здание ЦДХ/ГТГ – мне его безусловно жалко. Я люблю эту архитектуру и считаю что еще немного и она превратится в памятник. Мне безумно жалко зданий, которые сегодня сносятся в Москве из наследия 70-х. Этот слой исчезает и мне кажется что пройдет еще немного времени и все начнут себе кусать локти из-за того, что потеряли. Прошедший несколько лет назад конкурс на реконструкцию здания ЦДХ лично меня привел в ужас бесцеремонностью отношения к существующей постройке. Как будто бы висит на стене чей-то портрет и все подходят и что-нибудь пририсовывают – кто усы, кто рога. Хулиганство какое-то. Конкурс мог бы быть, но не такой, не варварский.

Давид Саркисян, директор Музея архитектуры:

Неоднократно прозвучавшие негативные оценки существующего здания ЦДХ связаны с тем что люди еще не дозрели, этот период недооценен. Огромное количество людей с хорошим вкусом говорили мне – какой замечательный дом, неужели Вы собираетесь его ломать?! Там величественные фойе – это очень величественный дом. ЦДХ скорее украшает Москву, это часть нашей истории и памятник определенной эпохи. Повторяю – ЦДХ надо сохранить, это безусловно.

Проект «Апельсин» – это совместное творчество девелопера и лорда Фостера, такое бывает. Проект сам по себе хороший, мне вообще нравится то, что делает Фостер и то, что он уже предложил для Москвы. Но поставить «Апельсин» в этом месте – слишком острое градостроительное решение. Он слишком большой – желание заработать побольше «раздуло» его до невероятных размеров. Даже если бы не было здания ЦДХ,  стоило бы подумать, правильно ли здесь ставить такой большой апельсин. По-моему это неправильно. «Апельсину» нашлось бы в Москве другое место. Если кому-то очень хочется, есть муниципальная земля на территории «Музеона», там можно строить дома. Цена земли там высокая, желание построить и заработать деньги вполне понятно. Но давайте не трогать памятники архитектуры! Я считаю что здание ЦДХ должно быть памятником.

Кроме того, там есть еще ошибка – не должна галерея такого уровня быть построена вместе с жильем. В Третьяковской галерее хранится ценнейшее собрание русского авангарда. Не может человек жить в квартире и знать что под ним шедевры авангарда. Это неправильное отношение к нашему наследию.

Михаил Хазанов, архитектор:

К сэру Норману Фостеру всегда  относился  и отношусь с должным почтением за признанный вклад в профессию, за инновации в архитектуре, за заслуженные регалии.

В принципе замечательно, что архитекторы такого уровня появились в Москве, есть надежда, что в столице появятся яркие, супертехнологичные, суперсовременные объекты.

В истории ЦДХ / «Третьяковкой», возможно, просто отсутствовала информация, и сам мастер и его партнеры-архитекторы не представляли себе в каких конкретных исторических, культурных, правовых контекстах  всё у нас происходит. 

Наверняка, совсем не желая того, все - всех «подставили» с этим объектом, не обладая исчерпывающей информацией о его многолетней, весьма непростой истории.

Центральный Дом Художника  - тема до боли знакомая всем московским архитекторам, художникам, скульпторам, искусствоведам.

Относительно недавно состоялся конкурс на реконструкцию здания и развития прилегающих  территорий, есть победители.

По всем писанным и не писаным правилам международного архитектурного сообщества нельзя вот так - «в раз» перечеркнуть конкурсный проект, выбранный авторитетным профессиональным жюри, даже если он уже не актуален, не рационален или не рентабелен.

Не знаю, какой в этом случае должна быть процедура -  это вопрос профессионального обсуждения, но если результаты архитектурного конкурса, проведенного по всем установленным правилам, без нарушений вдруг отменены без объяснений, то это будет воспринято как некий вызов  не только архитектурной корпоративной этике, но и городской культурной жизни.

Представляется, что в какой-то мере это случайная история, есть в ней торопливость, эмоциональность, спонтанность. Наверно вообще не стоило бы «демонизировать» событие, потому что вряд ли какой-либо активный объект агрессивно-нелинейной архитектуры в ближайшее время  реально сможет появиться рядом с Кремлем.

 Однако  история с газпромовской высоткой в Питере тоже поначалу  воспринималась как нечто  не очень серьезное…

А еще в наших условиях  есть опасность дискредитации одной, достаточно случайной градостроительной репликой всей «новой волны», всего архитектурного мейнстрима, особенно в державно-консервативной Москве, где все, с одной стороны, давно устали от бесконечных исторических  реминисценций, а с другой – ничего иного, кроме, так или иначе, декорированных коробок и сундуков, даже вообразить могут лишь с трудом.

Уверен, что Москва  достойна новых больших и смелых архитектурных событий международного масштаба, все зависит только от того, насколько эти новые городские достопримечательности будут выверены, интеллигентны, корректны, а не  разрушительны для исторически сложившейся городской среды.

Ситуация бесспорно не простая. Еще бы, не часто в архитектуре радикальный авангард и радикальный арьергард меняются местами. 

По-прежнему убежден, что на все главные градоформирующие объекты столицы необходимо проводить профессиональные архитектурные конкурсы, причем открытые, а не закрытые, приглашая к участию в жюри лучших из признаваемых в мире архитекторов, архитекторов-теоретиков, архитектурных критиков.

Составитель материала:   Юлия Тарабарина, зам. главного редактора портала Архи.ру


<<МЕМОРАНДУМ

30.09.08 состоялось заседание Общественного совета по культурным центрам, созданного в связи с вопросом о судьбе Парка искусств и здания на Крымском валу в котором располагается Государственная Третьяковская галерея и Центральный дом художника.

В целом, участники заседания призывают власти остановить реализацию девелоперского проекта на Крымском валу в центре Москвы, вступить в диалог с общественностью и профессионалами в сфере культуры о принципах и стратегии развития этой территории культуры.

По итогам дискуссии участники выдвигают следующие тезисы:
1. Важнейшим приоритетом в рассмотрении вопроса должно быть утверждение исключительного использования территории, как парковой зоны, включающей комплекс культурных институтов.

2. Решающим обстоятельством при определении характера развития территории должен стать принцип непрерывности уникальной культурной практики. Это касается и работы отделов XX - XXI вв. Государственной Третьяковской галереи, и современных мультикультурных проектов, организуемых в Центральном доме художника, и мероприятий, организуемых в Саду скульптуры и на территории парковой зоны.

3. Любые изменения, инициируемые на этой территории, должны проходить общественную экспертизу. Профессиональная культурная общественность должна участвовать в разработке и утверждении принципиальных решений, концепций,  градостроительных и архитектурных проектов.

4. На повестке дня стоит экономическая целесообразность вложения в культуру и культурные институты, как стратегии современного городского развития (а именно – учета культурного ресурса, как основы развития целого комплекса экономических структур, включая туризм, творческие индустрии, арт-рынок и т.д.)

5. Представляется необходимым инициировать слушания по обсуждаемым вопросам в Общественной палате Российской Федерации, Московской городской Думе, Государственной Думе Российской Федерации, а также начать серию художественных акций, привлекающих внимание широкой общественности к ситуации вокруг  здания ГТГ-ЦДХ и Парка искусств.

6. Предлагается начать процесс изменения законодательства о памятниках архитектуры XX века, в частности – архитектуры общественных зданий 1970-х годов, к числу которых относится и здание на Крымском валу.

Общественный совет по культурным центрам:

Юрий Аввакумов, архитектор
Александр Архангельский, писатель, критик, телеведущий, историк

Евгений Асс, архитектор, профессор МАРХИ, член правления Союза архитекторов Москвы

Леонид Бажанов, художественный руководитель Государственного центра современного искусства

Михаил Барщевский, представитель правительства Российской Федерации в Конституционном, в Верховном и в Высшем арбитражном судах, доктор юридических наук, профессор

Борис Бернаскони, архитектор

Андрей Бильжо, писатель, художник, карикатурист, член Союза художников России, ресторатор, журналист

Дмитрий Борисов, ресторатор

Шалва Бреус, глава попечительского совета Премии Кандинского

Евгений Бунимович, поэт, депутат Мосгордумы

Василий Бычков, директор Центрального дома художника

Дмитрий Врубель, художник

Елена Гонсалес, архитектурный критик, куратор

Юрий Гнедовский, архитектор, президент Союза архитекторов России

Юрий Григорян, архитектор

Екатерина Деготь, искусствовед, куратор

Андрей Ерофеев, искусствовед, куратор

Виктор Ерофеев, писатель

Вячеслав Зайцев, модельер, директор Дома моды Вячеслава Зайцева, член-корреспондент Российской Академии Художеств, член Союза художников России

Илья Заливухин, архитектор

Александр Иванов, директор издательства AdMarginem

Иван Казанский, художник, председатель Московского союза художников

Наум Клейман, режиссер, директор Музея Кино

Андрей Ковальчук, скульптор, первый секретарь Союза художников России

Олег Кулик, художник

Юлия Латынина, журналист, писатель

Рената Литвинова, актриса, режиссер, писатель

Виктор Логвинов, архитектор, президент Союза архитекторов Москвы

Иван Меркулов, президент информационного проекта ПИР

Николай Молок, главный редактор журнала Артхроника

Алексей Муратов, главный редактор журнала Проект Россия

Татьяна Назаренко, художник

Юрий Никич, куратор

Николай Полисский, художник

Ирина Прохорова, главный редактор журнала Новое литературное обозрение

Давид Саркисян, директор Музея архитектуры

Николай Сванидзе, журналист, телеведущий, член Общественной палаты РФ

Ольга Свиблова, директор Московского дома фотографии

Сергей Серов, президент Московской международной биеннале плаката «Золотая пчела», представитель России в Международном совете ассоциаций по графическому дизайну ICOGRADA и Координационном комитете международных биеннале IBCC

Валентин Сидоров, художник, председатель Российского Союза художников

Светлана Сорокина, журналист, телеведущая

Владимир Толстой, эссеист, директор музея "Ясная поляна"

Артемий Троицкий, музыкальный критик, телеведущий

Валерий Фадеев, главный редактор журнала Эксперт
Михаил Хазанов, архитектор

Ирина Хакамада, писатель, политик

Хихус, комиксист, лидер объединения комиксистов "Люди мертвой рыбы"

Маша Цигаль, дизайнер

Андрей Чельцов, архитектор

МЕМОРАНДУМ Игоря Шелковского.

Мы живем в стране с низким уровнем культуры. И в этом источник всех наших бед. К тому же, этот уровень понижается с каждым годом. Не только ежегодно уменьшается наше население, но и культура опускается все ниже и ниже. Отсюда и разгул убийств, и воровство в государственных масштабах, и коррупция, и неспособность преодолевать кризисы, и отсутствие какой-либо объединяющей идеи — мораль неразрывно связана с культурой.
Министр культуры Франции социалист Жак Ланг, занимавший эту должность при президенте Миттеране, однажды очень точно сформулировал: «Культура — не роскошь, не излишество, культура — это наш образ жизни». Эту мысль можно продолжить: культура — это наша мораль, наше видение мира, наши поступки — от действий отдельного гражданина, до высоких и общезначимых правительственных решений.
Вспомним двадцатый век: когда у власти оказывались люди невысокой духовной культуры, это оборачивалось трагедией для всех. Культура во многом обязана церкви и религии. Но если брать культуру в самом широком смысле, то она древнее всех церквей и религий. Религия — детище культуры, а не наоборот.
Французский министр культуры сказал свои слова при обсуждении бюджета страны. Во Франции расходы на культуру и образование намного превышают расходы на военное ведомство. У нас ровно наоборот, мы все еще живем с параноидальной идеей защиты от нами же выдуманных врагов. У нас далеко впереди культуры, по важности для начальства, по капиталовложениям, — военное министерство, милиция, ОМОН и море разливанное чиновничества. Культура финансируется по остаточному принципу, работники культуры, музейные работники, возможно, самая нищая категория государственных служащих.
Вернемся к недавнему прошлому. За семьдесят лет советской власти, в Москве (и в России), не было построено ни одного здания для художественного музея, а лишь Музей Советской армии. Наиболее значительные — Третьяковская галерея и Музей Изобразительных искусств — были открыты еще до революции и в советский период только приспосабливались к нуждам времени. В тридцатые годы были закрыты Музей живописной культуры и Музей Новой западной живописи. Музей изобразительных искусств какое-то время функционировал как Выставка подарков Сталину.
Во Франции каждый, из последней плеяды президентов, оставлял после себя музей или значительное сооружение общекультурного значения. Центр Помпиду — детище Жоржа Помпиду, Музей д’Орсэ открыт при Жискар Д’Эстене, Опера Бастилии, пирамида Лувра, арка Дефанса, библиотека Миттерана построены в двусрочное правление президента-социалиста. Музей наивного искусства, открытый сравнительно недавно, выстроен Жаком Шираком. Это ли не примеры понимания первыми лицами государства важности культуры?
Иногда это свидетельства личных склонностей и симпатий. Известно, что Жорж Помпиду был коллекционером современной авангардной живописи и уже будучи Президентом, еще до начала рабочего дня, объезжал с шофером галереи и покупал в них работы полюбившихся художников. Он же выбрал наиболее смелый и оригинальный проект для будущего Центра современного искусства, названного потом его именем. (Можем ли мы хотя бы отдаленно вообразить такую же склонность у правивших нами генеральных секретарей? Куда там. А ведь каков поп, таков и приход.)
Во всем мире сейчас наблюдается явление, которое можно охарактеризовать как музейный бум. В какой бы стране, в каком бы городе ни построили новый музей, к нему тотчас выстраивается очередь. В старой формуле «хлеба и зрелищ», музеи осуществляют роль зрелищ наиболее высокого уровня.
Парижский Центр Помпиду рассчитывался на определенное количество зрителей, в реальности число посетителей в несколько раз превзошло предполагаемое. В него почти в любой день стоят очереди, по популярности среди туристов он уже превзошел Эйфелеву башню.
(Полный контраст с Третьяковской галереей на Крымском валу, где иногда число смотрителей залов превосходит число посетителей. Почему так? Ведь там показываются всемирно известные шедевры русского авангарда, которые интересны тысячам и тысячам людей от Токио до Нью-Йорка.)
Подавляющее число новостроящихся в мире музеев — музеи современного искусства. Хотя бы потому, что старое искусство уже собрано и прочно заключено в старые музеи: Лувр, Метрополитен, Эрмитаж и т.д. Несмотря на противоречие между понятием «музей» — т.е. что-то уже отстоявшееся, признанное всеми и сохраняемое как память о прошлом, и понятием «современное искусство» — т.е. то, что только что создано, в ценности чего еще никто не уверен, иногда вплоть до автора, то, что вроде бы актуально, но никто не знает сколько продлится эта актуальность и будет ли это хоть в какой-то мере интересно будущим поколениям, так вот, несмотря на это противоречие, опыт организации таких музеев есть. Но только все они, созданные с большим размахом и на определенной научной основе, находятся на Западе (или на Востоке), но не у нас. У нас на них нет ни денег, ни желания.
Так что же случится с бедной Третьяковкой и Домом Художника? Как видится сейчас, земля, на которой они находятся потребовалась в наживу каких-то корыстных людей. С этой целью они готовы снести Дом Художника, вместе с Третьяковкой и построить что-то взамен, поближе к шумному и дымному Садовому кольцу.
Что это изменит? В Москве нет своего Централ-парка. Городу скоро нечем будет дышать. Если уж приспичит кому-то снести Дом художника, то на его месте надо сделать парк, без аттракцинов, но с деревьями и лужайками, как продолжение Парка культуры.
И Москве нужны в виде отдельных красивых и современных зданий и Дом художника, и Третьяковская галерея (филиал), и Музей современного искусства. И надо найти места для всех трех.
"ЧП национального масштаба". В Москве прошли публичные слушания, посвященные судьбе Третьяковки на Крымском валу
"Время Новостей". 25 февраля 2009 года. Сергей Хачатуров.

Очень все-таки приятно, когда интеллигентные люди, такие всегда разные, сложные, капризные, несговорчивые, могут превозмочь свои амбиции и выступить единым фронтом. Принципиально и по существу. Случай тут представился. Наша газета 9 февраля уже писала о необыкновенной выставке, что открылась в залах Третьяковки на Крымском валу. Это выставка разработанных Москомархитектурой по поручению правительства РФ от 27.06.2008 схем застройки территории Крымского вала «с учетом реализации проекта строительства нового здания для федерального государственного учреждения культуры «Всероссийское музейное объединение «Государственная Третьяковская галерея». Выставка о судьбе главнейшей сокровищницы русского искусства была адресована лишь жителям района Якиманка, которые, согласно бюрократической казуистике, оказались единственными, кто мог проголосовать за будущее национального достояния -- здания Третьяковской галереи. Их мнения чиновники и решили собрать в ходе голосования, которое, как стало известно во вторник на публичных слушаниях -- встрече москвичей с членами окружной комиссии по перепланировке Крымского вала, продлится еще неделю. Далее эти мнения благосклонно «учтут» при реализации «градостроительного освоения территории». Администраторы уж было понадеялись, что все прокатит по сценарию «сюрприз районного масштаба». Ан не тут-то было...

То, что представлено Москомархитектурой в отношении территории Крымского вала, не сюрприз, но ЧП. И масштаба не районного, но национального. Именно с этого надо начинать, чтобы понять всю степень цинизма господ, решивших поиграть в декоративную демократию и посоветоваться о судьбе Третьяковки с жителями соседних дворов. Слава богу, раскусили, что к чему, не только жители района Якиманка. Лидеры российского культурного процесса художники и архитекторы Евгений Асс, Юрий Аввакумов, Диана Мачулина, Дмитрий Гутов, Николай Полисский, политики Евгений Бунимович, Сергей Митрохин, директор Музея кино Наум Клейман, сотни других "небезучастных" собрались на митинг за два часа до слушаний и страстно говорили в защиту Дома на Крымском. Вспомнили и о том, что 19 февраля сего года дочь архитектора ЦДХ Николая Сукояна подала заявление в комитет по культурному наследию г. Москвы (Москомнаследие) об «обнаружении» ЦДХ как объекта культурного наследия (памятника истории и культуры) народов Российской Федерации. Собравшиеся после митинга в защиту Дома в фойе ГТГ на Крымском валу разместились напротив «политбюро» из членов окружной комиссии по перепланировке территории Крымского вала, высших чиновников Центрального административного округа Москвы во главе с префектом ЦАО Алексеем Александровым.

Обмен мнениями проходил в обстановке нельзя сказать чтобы теплой и дружественной. Проект перепланировки защищал главный архитектор Москвы Александр Кузьмин. Он водил указкой по планшету. На планшете с проектом планировки территории Крымского вала красной загогулиной обозначен г-образный объем, оттесненный к Крымскому мосту. Это слипшиеся в одно новые здания ГТГ и Дома художника. Они будут служить щитом от пыли и копоти для глубинной территории с зелеными лужайками и гигантским домом коммерческого назначения (на месте нынешнего ЦДХ). Страсти в зале клокотали. Как так может быть? Как Третьяковка может быть оттиснута к магистрали Садового кольца, ютиться, будто бомж под мостом, принимать в себя всю копоть, вибрации и пыль да еще спрятать под собой паркинг на несколько уровней (перманентная угроза пожаров и катастрофа в экологическом плане)? Какой такой дом неясного коммерческого назначения заступит на место нынешнего ЦДХ? С мягкой снисходительной улыбкой все понимающего, повидавшего и пожившего функционера г-н Кузьмин вещал о том, что у государства на Третьяковку денег нет. Потому проект ее реконструкции выбран не бюджетный, а инвестиционный. Инвестору надо выделить коммерческие площади. И именно в лучшем месте территории. Торговый центр там будет или гостиница, не суть важно. Важно, что, по мнению г-на Кузьмина, все очень логично и честно. И по отношению к культуре, и по отношению к бизнесу. (Именно в такой кузьминской версии представил несколько часов спустя дебаты о ЦДХ московский канал ТВЦ, просто вырезав из сюжета мнения самих москвичей, оставив только официальную версию номенклатуры; любопытно, что федеральный канал «Культура» в итоговом выпуске новостей вторника дебаты о Третьяковке на Крымском и Доме художника вообще проигнорировал, начав выпуск с репортажа о выставке великого советского художника Пластова в музее «Царицыно».)

Комментирующие речь Кузьмина москвичи эмоции сдерживали плохо. Главный абсурд ситуации, отмеченный всеми: с какой стати якобы спасение Третьяковки требует инвестиционного, а не бюджетного проекта? Как сказал депутат Мосгордумы Евгений Бунимович, стыдно за государство, которое не может даже в перспективе принять бюджетный план финансирования реконструкции национальной сокровищницы России. Да и зачем сносить здание ГТГ-ЦДХ, если оно построено 25 лет назад и, по признанию ссылающегося на экспертов самого галерейного начальства, оснащено по последним мировым стандартам? В будущем второе здание (для Дома художника) построить не грех. Но срочной необходимости никто из сотрудников музея (включая руководство ГТГ) в расселении Третьяковки и Дома художника не видит. Художник Андрей Бильжо прямо в лоб спросил у членов уважаемой комиссии: денег хочется? Все затевается ради коммерческого комплекса, который предполагается в самом парадном центре территории? Ради него загоняют под мост ГТГ, ставят под угрозу бесценные коллекции авангарда, которым не то что пыль Садового катастрофически вредна, но и вибрации, и сырость и транспортировка?

Многим выступающим на слушаниях москвичам было интересно, кто же так лихорадочно решил вдруг «улучшить» судьбу ГТГ и Дома художника? Официально проект разрабатывается по поручению правительства. В комиссию по подготовке входит первый заместитель председателя правительства РФ Игорь Шувалов. Стало быть, коммерческий инвестиционный комплекс в самом центре парковой зоны предполагается под нужды высшего начальства. Такая нам будет охранная зона с лужайками, на которые нога простых смертных не ступит. А по периметру нынешнего парка скульптуры протянут заборчик и поставят везде будочки с автоматчиками. Вот она, многоступенчатая драматургия созидания номенклатурного процветания.

Многоступенчатая драматургия лжи и беззакония. Причем вполне конкретного, автоматически выводящего диспут о проекте перепланировки Крымского вала в формат правового нонсенса. Член президиума экспертного совета при главном архитекторе Москвы Алексей Клименко обратил внимание на то, что на планшете со схемами предполагаемой застройки стоит указание «ПК режим №2». Это значит, что согласно закону «О регулировании градостроительной деятельности на территориях природного комплекса города Москвы от 21.10.1998 №26-ЗМ» территория парка -- природного ландшафтно-выставочного комплекса Крымского вала регулируется согласно «режиму №2», не допускающему строительство объектов делового, общественного, жилого назначения, -- только объектов, необходимых для содержания территории и деятельности хозяйствующих субъектов. Архитектор Кузьмин, сознательно или нет, говорил о действии в отношении зоны ЦДХ другого режима -- №5, согласно которому коммерческое строительство допускается на 30% общей территории. Когда так цинично нарушается закон, организованные окружной комиссией публичные дебаты ради учета общественного мнения по улучшению принятого как данность проекта-преступления невольно сравниваешь с сильными образами мировой литературы. Как там в «Визите дамы» Дюрренматта? Клара Цаханассьян уже практически проплатила убийство бывшего друга юности, но ей тоже очень нужна была общественная дискуссия и поддержка жителей городка Гюллен.

Наиболее емкую метафору всему происходящему предложил солидарный с идеей «сносного» благоустройства директор ГТГ Валентин Родионов: «Дом на Крымском валу надо сносить, потому что крыша у нас течет». А у некоторых, видимо, едет.
Сергей ХАЧАТУРОВ

<АПЕЛЬСИНОВЫЙ ТРЕШ.
Письмо директора ЦДХ Василия Бычкова.

Некоторое время назад в прессе было распространено информационное сообщение компании Интеко о присуждении проекту многофункционального комплекса «Апельсин» награды Premier Real Estate Award в номинации «The Best Concept Project at MIPIM-2008». Проект был разработан компанией Foster+Partners под руководством известного британского архитектора Нормана Фостера на основе концептуальной идеи «Интеко» и представляет собой здание в форме разрезанного на дольки апельсина, пять долей которого являются отдельными, расположенными под наклоном, сегментами комплекса.
Впервые проект «Апельсин» был заявлен на выставке MIPIM 2008. На сегодняшний день MIPIM является крупнейшей в мире профессиональной выставкой коммерческой недвижимости. По статистике организаторов, в 2008 году здесь были представлены 29 318 экспонентов из 89 стран. Среди победителей конкурса MIPIM 2008 ни в одной номинации проект «Апельсин» не значится.
За 18 лет проведения конкурса в рамках выставки MIPIM, российский проект оказался среди победителей лишь однажды. Автор проекта - один из самых успешных современных архитекторов, лауреат Притцкеровской премии сэр Норман Фостер. Но речь то идет о проекте реконструкции петербургского острова Новая Голландия, представленном на выставке MIPIM компанией СТ «Новая Голландия» в 2007 году…
А был ли вообще проект «Апельсин» отмечен какими-либо престижными наградами?
Все, что получил проект «Апельсин» - это премия от журнала по коммерческой недвижимости Europaproperty.com в рамках выставки «Real Vienna 2008».
Выставка недвижимости и инвестиций Центральной и Восточной Европы «Real Vienna» существует с 2006 и развивается в силу роста соответствующих локальных рынков. Так, на Real Vienna 2008 были представлены 326 участников из 27 стран.
При этом самая большая зарубежная делегация была из России.
Со слов пресс-службы компании «Интеко» «REAL VIENNA» - «…своеобразное подведение итогов международной выставки «МИПИМ» (пресс-релиз Интеко). Судя по названию номинации, в которой победил проект «Апельсин», эту точку зрения полностью разделяют и организатор премии Premier Real Estate Award - журнал коммерческой недвижимости Europaproperty.com. Стоит отметить, что для привлечения внимания потенциальных зарубежных инвесторов к стремительно развивающемуся рынку коммерческой недвижимости в России и странах СНГ журнал учредил премию Russia & CIS Premier Real Estate Award за выдающиеся проекты, реализующиеся на территории этих стран. В жюри входят специалисты по коммерческой и, в основном, по торговой недвижимости. Так, чтобы подчеркнуть важность присуждаемых наград, первая церемония награждения состоялась в феврале 2008 года в одном из фешенебельных отелей Лондона.
Безусловно, любой коммерческий журнал может учредить какую угодно награду, вплоть до лучшего фильма о коммерческой недвижимости из всех, номинированных на премию Оскар. Вопрос об этичности и уместности использования в наименовании премий статуса других престижных конкурсов пусть решают организаторы последних. Беспокоит то, что обозначенная ситуация послужила свежим поводом для возобновления атаки на Государственную Третьяковскую Галерею и Центральный Дом Художника. Вернее, на здание на Крымском Валу, где они располагаются. Ведь именно на этом месте и предполагается, по замыслу авторов проекта, водрузить «Апельсин».
Ожидается, что в многофункциональном комплексе «Апельсин» разместятся жилые апартаменты, гостиничные номера, а на нескольких уровнях в центральной части - музей.
Интересен факт продвижения именно абсурдного соединения музея с жилыми апартаментами и гостиницей. Предполагается, что где-то внизу экспонируются и хранятся произведения искусства, среди которых - шедевры, а над ними в элитных квартирах проживают - постоянно или временно - элитные граждане. Причём, если можно понять девелопера, для которого главная цель любого проекта – получение прибыли, понять профессионального архитектора в данном случае трудно. Трудно объяснить, как профессионал мог пойти на такое. Невозможность такого соединения совершенно очевидна. Это недопустимо не только с точки зрения имиджа и статуса музея, но и с позиций простого здравого смысла. Уклад жизни в квартирах и гостиничных номерах не совместим с музейным и выставочным режимом.
Каждый гражданин, живущий своей, частной, а потому - неконтролируемой жизнью в непосредственной близости от собрания произведений искусства, является потенциальным источником опасности для сохранности этого собрания, какими бы совершенными ни были меры изоляции и безопасности.
В свою очередь, общественный характер музейной и выставочной деятельности, направленный на привлечение как можно большего количества публики, вряд ли способствовал бы тишине и спокойствию людей, проживающих в самом эпицентре событий. Почему вопреки явной коммерческой выгоде никто не предлагает поставить жилой дом в центре венского квартала Музеев или организовать гостиницу во дворе Лувра?
Остаётся предположить, что архитектора как-то просто уговорили такое нарисовать. Очевидно, что втиснуть в проект хоть часть уже давно существующих на предполагаемом месте его реализации Третьяковку и ЦДХ пришлось, чтобы хоть как-то завуалировать истинные цели его реализации.
Удивительно, что всё это вообще происходит. Вопреки сокрушительной критике этого проекта, протестам собственников здания и широкой общественности. Очевидно, что ни профессиональное, ни общественное мнение не волнуют ни авторов проекта, ни стоящие за ними власти, ни, тем более, далёких Foster+Partners и Europaproperty.com.
В отличие от Real Vienna 2008 и Real Estate Awards, на Московской Биеннале Архитектуры проект «Апельсин» не только не получил никаких знаков отличия, но даже не был представлен. Это стало результатом стремления сторон не возобновлять конфликт в прессе в отношении этого проекта. Желание было обоюдным, но, как теперь понятно, мотивы были разными. Со стороны организаторов Биеннале (Международная Конфедерация Союзов Художников, Государственная Третьяковская Галерея и Центральный Дом Художника) оно было продиктовано несоответствием элитного «Апельсина» теме Биеннале, посвященной проблеме доступного жилья. Со стороны заказчиков «Апельсина» (компания «Интеко») - обоснованным предположением, что проект не будет отмечен профессиональным сообществом, желанием взять паузу в ожидании завершения каких-то пертурбаций во властных структурах, и, видимо, в ожидании премии REA.
И вот теперь конфликт в СМИ возобновляется. Таким образом, можно понять, что продвижением проекта продолжают заниматься через региональные мероприятия местного значения, имеющие далёкое отношение к архитектуре и тем более к искусству вообще. Хотя речь идёт именно об архитектурном концепте, включающем кусочек музея, да ещё в контексте предполагаемого сноса культурного центра.
Какая преследуется цель?
Без сомнения - безудержное желание снести здание ЦДХ и, закатив на его место Апельсин, в очередной раз показать всем, кто в городе хозяин. А метод - введение общественности в заблуждение, в том числе путем использования талантов известного журналиста.

Нельзя не отметить то обстоятельство, что городские власти на протяжении всей этой апельсиновой истории пока публично не выразили своего отношения к ней. Первый вице-мэр Москвы Владимир Ресин не только не подавал никаких намёков на будущее развитие этой части Москвы, не только не опускал бокала в ответ на шутливый антиапельсиновый тост директора ГТГ Валентина Родионова, как об этом пишет Г.Ревзин («Суета вокруг сарая». «Коммерсант - Власть» № 22 (775) от 09.06.2008). В. Ресин даже и не присутствовал на фуршете в честь открытия Московской Биеннале Архитектуры, отбыв, в силу большой занятости, сразу после внимательного осмотра Московского и Российского павильонов.
Хотелось бы особо подчеркнуть, что высокопоставленные чиновники Москомархитектуры – настоящие профессионалы в области градостроительства и архитектуры, в отличие от апельсиновых апологетов. Будучи московскими архитекторами, в отличии от заезжих мэтров архитектуры, которым, кажется, всё равно, где и что проектировать, лишь бы платили деньги, они понимают, что никакие волюнтаристские «втыкания» объектов не решают сложнейших градостроительных вопросов развития города.
На сложность этих вопросов в этой части Москвы косвенно указывает также история многочисленных и безуспешных попыток заходов на территорию в бодрые нулевые годы, так подробно описанных в статье господина Г. Ревзина.
Пропустим, чтобы перейти к сути, комментарии по исторической части. Хотя и здесь полно, мягко выражаясь, субъективных оценок и неточностей. Чего стоит только предположение о том, что заказчики проекта «Центра Екатерины Великой», представленного американским архитектором Киртисом Джоунсом в московской мэрии в 2001 году, предполагавшего снос ЦДХ и ГТГ и строительство небоскрёбов, «как-то договорились» с МКСХ, владеющей 40% комплекса. Как выяснилось, Председателя МКСХ Масута Фаткулина до 09.06.2008 (дата выхода статьи Ревзина) никто не ставил в известность о существовании столь грандиозного замысла.
Автор статьи очень талантливо уловил позицию МКСХ, ЦДХ и ГТГ.
Она заключается в желании развивать комплекс с целью ещё большей активизации активной культурной и общественной жизни, происходящей в нём.
Действительно, ЦДХ нуждается в увеличении выставочных площадей как минимум вдвое, в доведении их до соотношения 50% на 50% с площадью инфраструктуры (в большей части доставшейся не ГТГ, а ЦДХ в результате неразумного советского административного разделения).
Действительно, ГТГ нуждается в развитии инфраструктуры, особенно в части запасников для хранения растущей коллекции искусства ХХ века. ГТГ необходимы залы для лекций и конференций, рестораны и кафе и пр.
Действительно, бюджетного финансирования ГТГ и собственных средств ЦДХ не хватает для такого развития и комплексной реконструкции. Не хватает, например, для того, чтобы изменить трассировку воздуховодов в ЦДХ применительно к меняющимся требованиям выставочной деятельности. Теперь необходимо вентилировать не просторные музейно-выставочные залы, рассчитанные на совершенно определённую посещаемость, а залы, насыщенные выставочными конструкциями и, самое главное, огромным количеством участников и посетителей, во время таких, например выставок, как: Антикварные Салоны, Арт Москва, Арх Москва, Non/Fiction и др.
Однако, в силу активной и успешной деятельности, многое удалось сделать. Например, заменить полностью электропроводку на всех технических этажах ЦДХ и благодаря кропотливой и ежедневной работе эксплуатационных служб комплекса, поддерживать все его конструктивные составляющие в прекрасном состоянии. Это подтверждают экспертизы авторитетнейших российских и зарубежных конструкторов. За последнее время все эскалаторы в ЦДХ, не работавшие с советских времен, заменили на самые современные.
Здесь, кстати, опять ложь в вышеупомянутой статье господина Г. Ревзина, который пишет "…охладительные установки 1970-х годов занимают всю подземную площадь перед зданием ЦДХ со стороны Крымского вала. Но они давно не работают, чинить этот хлам уже никто не умеет, таких систем больше не выпускают".
Во-первых, располагались они совсем не там.
А во-вторых, всё устаревшее в ГТГ и ЦДХ вентиляционное оборудование полностью демонтировано и вывезено ещё три года назад. Взамен было установлено современное, новое, оснащенное автоматикой, что позволяет поддерживать прекрасные климатические условия для экспонирования и хранения произведения искусства в ГТГ и частично решает описанную выше проблему в ЦДХ.
Возникает сомнение в журналистской этике и профессионализме вышеупомянутого господина.
Правда, есть и попадания. Действительно, посещаемость ЦДХ и ГТГ в целом за год зашкаливает за 1.000.000 человек. Конечно, по сравнению с аншлаговыми выставками в ЦДХ и знаковыми временными или привозными экспозициями, которые организуются в ГТГ, как, например, выставка к 200-летию со дня рождения Александра Иванова или выставка работ Тулуза Лотрека, посещаемость постоянной экспозиции в ГТГ на Крымском Валу не столь высока. Но абсолютно сопоставима с посещаемостью залов, где располагаются произведения национального искусства других музеев. В этом любой может убедиться, например, проходя километры под звук собственных шагов по залам немецкой живописи в Людвиг Музее.
Ещё раз можно повторить, что позиция собственников и пользователей дома на Крымской набережной состоит в желании развивать комплекс, и в этом они абсолютно едины. Более того, напряженно работая совместно над этой непростой задачей на протяжении последних лет, к моменту появления столь неоднозначного проекта «Апельсин», удалось выработать концепцию такого развития и привлечь к этой работе инвесторов, согласных с этой концепцией.
Эта позиция, в отличие от мнений тех, кто исповедует принцип «до основания разрушим, а затем…», заключается в уважении и стремлении к сохранению всего того ценного, что было создано деятельностью огромного количества людей, в том числе и не в последнюю очередь, в уважении к архитектуре здания. Ведь как ни узок круг ценителей недавнего архитектурного прошлого, а ценность архитектуры 60-х годов в контексте развития национальной архитектуры и взаимосвязи времён от этого не становится меньше.
Здание, построенное по проекту Юрия Николаевича Шевердяева и ныне здравствующего Николая Петровича Сукояна, было замечательным сооружением своего времени. Задуманное как главный центр страны в области изобразительного искусства, оно долго проектировалось и ещё дольше строилось. Место было выбрано не случайное. Советские бонзы предполагали отдать его сначала под науку. ЦДХ построен на фундаментах предполагаемой Академии Наук, позднее перенесённой на Воробьёвы горы на одну линию с Президиумом АН и МГУ. Вот почему подвалы ЦДХ больше самого здания и уходят от фасада далеко к Крымскому мосту. Всё-таки наука всегда была у нас важнее искусства.
Нельзя не отметить, что территория эта, вблизи Кремля, на берегу акватории Москва-реки, напротив Парка Культуры – знаковое место, которое, по замыслу тогдашних градоначальников, предназначалось подо что-то очень значимое для государства, имеющее не рядовое, а символическое значение. В конце концов, было принято очень продуманное решение отдать его под искусство. Наука отвечала за ракеты, а искусство, в какой то степени, за мозги советских граждан, и это было тоже очень важно. Денег на искусство, тем не менее, было жалко, поэтому вместо задуманного сначала целого города искусств, состоящего из нескольких зданий, был спроектирован и, в результате, построен один большой дом. Совмещением на поздней стадии проектирования двух зданий в одном, кстати, объясняются некоторые особенности внутренней планировки залов ЦДХ, когда малые залы огибают большой главный зал, построенный на месте ранее проектируемого двора.
Брежневский долгострой в последние годы строительства «гнали» к Олимпиаде и как своеобразный ответ Советского Союза амбициозному проекту Запада в области культуры – проекту Президента самой культурной страны Запада Франции – Центру Жоржа Помпиду, открытие которого в 1975 году наделало много шума в архитектурном мире. Введение в строй нового здания ГТГ и ЦДХ в конце 1979 года в мире не было замечено, но для СССР было большим событием. Случайно это или нет, но есть много общего между этими центрами искусств. Это и соединение под одной крышей постоянной экспозиции и просторных залов для временных выставок. Это и многофункциональность. И там, и там была заложена функция кинопоказов и библиотеки по искусству. Много схожих планировочных решений. В отличие от французского аналога, наш Бобур не стал новым словом в архитектуре, но являлся прекрасным примером развития модернистской традиции в советской архитектуре. Причем одним из немногих её нетиповых образцов и одним из последних примеров Большого архитектурного стиля. На дворе уже бушевала брутально-бетонная архитектура конца 70-х, 80-х годов, переходящая в невнятную архитектуру нового времени.
Из многочисленных проектных предложений и набросков того времени видно, что здание ГТГ и ЦДХ, наряду со вторым «Новым Арбатом» на Якиманке, высотным Сити в Замоскворечье и куполом – бассейном на месте Храма Христа Спасителя, трактовалось как одна из наиважнейших составляющих большой градостроительной композиции, последней в социалистической истории попытки создать город Солнца. Этому зданию отводилась очень важная роль в этой композиции, в силу масштабности объёма и смыслового значения.
Почти всё не реализовалось из тех замыслов. Может быть и, слава богу. Но это здание - свидетельство государственного и градостроительного мышления, соответствующего масштабу государства в котором оно было построено.
Замечательно оно и само по себе. Огромный параллелепипед как бы висит в воздухе над берегом реки по всем канонам модернистской архитектуры, отсылая нас к первоисточнику – вилле Савуа Ле Корбюзье. Функция музея и выставочного зала, не предполагающего ни окон, ни сложной конфигурации фасадов позволяла выйти на большую стену, и архитекторы жадно воспользовались этой возможностью создать простой, чистый и ясный объём. Этакую паузу в переусложненной и измельчённой московской городской среде. Масштаб в сочетании с предельной лаконичностью и был основным художественным приёмом авторов здания, призванным выделить его в городском контексте и подчеркнуть его значение.
До сих пор, глядя например, с 59 этажа нового небоскрёба на современный московский ландшафт, видно, как это сооружение выгодно выделяется на этом фоне, особенно, в сравнении с бесформенными и измельчёнными зданиями многочисленных торгово-развлекательных центров, наводнивших Москву.
Внутренние пространства Дома Художника стопроцентно отвечают его функциональному назначению. В них удивительно удобно делать выставки, причём самые разнообразные. Они ничего не диктуют и не давят на куратора, художника или дизайнера экспозиции. Они нейтральны и почти стерильны. Залы разнообразны по конфигурации, но всегда очень просты. Оптимальные пропорции и впечатляющая продуманность всей логистики. Несмотря, а может быть, именно благодаря тому, что здание было построено по тяжеловесным советским ГОСТам, здесь всё подчинено удобству работающих здесь людей и посетителей.
Видно, как авторы мыслили горизонтальными плоскостями и пространствами, представляя, как массы трудящихся, отдохнув в Парке Культуры по соседству, направляются широким потоком через гостеприимно раскрытый раструб входа в ЦДХ и ГТГ, чтобы обогатиться искусством. К ним по лестнице со стороны реки поднимаются и присоединяются, прибывшие на белом пароходе гости столицы из сопредельных республик. Посетители проходят большие и светлые вестибюли и по парящим на косаурах лестницам и эскалаторам поднимаются в просторные залы для встречи с прекрасным.
Правильному общению с искусством должно было также способствовать большое количество новаторских технических решений и дизайнерских находок, разработанных авторами и частично применённых. Большая их часть касалась сложной системы освещения, отразившей, развернувшуюся в те годы на страницах печати дискуссию между сторонниками просмотра живописи при дневном и искусственном свете. Победили, по всей видимости, естественники. Поэтому все залы Дома Художника имеют дневной свет, количество которого, в зависимости от проекта, можно регулировать и смешивать с тёплым и холодным искусственным светом, как в ручном, так и в автоматическом режиме. Были применены и многочисленные другие новинки.
К счастью здание не успели (скорее всего, денег пожалели) испортить барельефами и скульптурами советских мастеров резца – места, предназначенные для панно, до сих пор проступают на фасадах ГТГ и ЦДХ. Дом так и остался стоять в первозданной простоте и чистоте. Одним словом – это правильный дом. Как с технической, так и с эстетической точек зрения, И уж во всяком случае он стоит многих – многих кудрявых общественных сооружений построенных в последние годы и ломать его было бы преступлением.
Ещё более важным представляется сохранение культурного потенциала этого места, нажитого трудом целого поколения. Не осознавать этого на фоне всёпожирающего масскульта - для государства и общества просто безумие. За 30 лет существования комплекса в нем прошло более 10000 выставок изобразительного искусства. От небольших персональных экспозиций до масштабных показов искусства звёзд отечественной и зарубежной художественной сцены. Сюда привозились коллекции выдающихся музеев мира. В последние годы культурные форумы, организуемые совместными усилиями на площадях ГТГ и ЦДХ, стали выходить за рамки чисто изобразительного искусства. Так, например, на 1-ой Московской Биеннале Архитектуры было представлено около 400 проектов на актуальную тему «Как жить», а на последнем Открытом Книжном Фестивале прошло 140 литературных мероприятий, 10 концертов 5 выставок и 70 кинопоказов, посвящённых книге. Причем половина всей программы фестиваля предназначалась для детей и подростков.
Прекращение или даже временная приостановка этой деятельности, без всякого сомнения, нанесёт невосполнимый урон культуре, поэтому, если и подступаться к задаче реновации такой сложной структуры как культурный центр ГТГ - ЦДХ, то только с полным осознанием всей сложности этой задачи. Тут нужна работа тонкой архитектурной мысли, работа культурологов, экспертов, отечественных и зарубежных, имеющих опыт строительства и реконструкции больших культурных центров, и, самое главное, понимание ситуации и позитивная воля тех, от кого зависит принятие решений.
Вообще, это – хороший повод, чтобы поговорить о культуре в целом, и этот разговор мы продолжим, но уже от имени Общественного Совета по культурным центрам.

Василий Бычков, Директор ЦДХ.

Центральный Дом Художника
Крымский Вал, 10
краткая историческая справка 

Здание Центрального Дома Художника расположено в центральной части города Москвы, в пределах Садового кольца, в непосредственной близости от Кремля, являясь неотъемлемой частью исторического, градостроительного, культурного, социального контекста этой территории.

Решение о строительстве здания Третьяковской галереи в комплексе с выставочным зданием Союза художников СССР было принято в сентябре 1956 года на I Всесоюзном Съезде художников.

Первые варианты проекта этого комплекса были выполнены под руководством академика И.В. Жолтовского, крупнейшего практика и теоретика архитектуры XX века в 1957-1959 годы.

С 1960 года разработка проекта продолжалась в мастерской им. И.В. Жолтовского Моспроекта-2, руководимой Ю. Шевердяевым.

В 1960 году проект был представлен Международному совету музеев в Милане, одним из членов которого был Ле Корбюзье, и получил высокую оценку.

Первоначально проект предполагал два отдельных здания: одно – для галереи, второе – для проведения выставок. Одно из зданий (выставочное здание) в этом случае оказывалось поперек зеленого массива, от Парка Культуры, вдоль набережной к центру города, к Кремлю, идея которого была заложена в основу Генерального плана города Москвы, действующего на тот момент. Предлагавшиеся авторским коллективом варианты размещения выставочного здания ближе к реке не получили поддержки Правления Союза художников СССР. Поэтому в 1962-1963 годах был разработан новый проект, предполагающий объединение галерейных и выставочных функций в одном здании. В марте 1964 года проект был утвержден к строительству, которое было начато в 1965 году. В здании предусматривалось максимальное использование фундаментов и подвалов недостроенного здания Академии наук.

Принятый к строительству проект осуществлен авторским коллективом в следующем составе: архитекторы Ю. Шевердяев, Н. Сукоян, М. Круглов, В. Васильева, Г. Михайловская, В. Гуторкин; инженеры Е. Станиславский, С. Хвостов, В. Щеглов, М. Смирнов; соавторы-архитекторы: Э. Арутюнян, З. Чудакова, инженеры К. Арбузов, Е. Ринкус; главный инженер проекта В. Парнес. В разработке проекта приняли участие архитекторы А. Ануфриев, Н. Корш, Зю Дырмонт, А. Маслов, А. Коломиец, Г. Гурилёва, А. Бойко, В. Маньшавина, Н. Афанасьева, Н. Филиппова, инженеры В. Жуков, Р. Линёва, А. Гусева, Н. Блитман, С. Золотовицкая.

Специальные разделы проекта разработаны институтами Сантехпроект, строительной физики, Тяжпромэлектропроект, Промстальконструкция, специализированными отделами Моспроекта-1, Моспроекта-2.

В решении вопросов по проекту и строительству активно участвовали Министерство культуры СССР, Дирекция и Ученый совет Государственной Третьяковской Галереи, Президиум Академии художеств СССР, Правление Союза художников, многие художники и искусствоведы. В ходе разработки проекта и рабочих чертежей были многократно проведены общественные обсуждения, проект широко публиковался в периодической печати, с макетом здания знакомились москвичи на выставках в Манеже, ВДНХ…

Здание Государственной Третьяковской Галереи и Центрального Дома Художника – первое и самое крупное музейное здание, сооруженное в России в XX веке. Сочетание музея с выставочными залами, осуществленное в здании, олицетворяет новый характер музея в нашей стране, отражает стремление к популяризации культуры.

Комплекс ГТГ-ЦДХ начал принимать посетителей в конце 70-х годов XX века. С декабря 1979 года он начал функционировать в полном режиме. С тех пор там прошли тысячи выставок, концертов, кинопоказов и других серьезных общественных мероприятий.


TopList

© 1994-2017 ARTINFO
дизайн ARTINFO
размещение ARTINFO