ЕЖЕДНЕВНЫЕ НОВОСТИ ИСКУССТВА@ARTINFO



  В МИРЕ  В МОСКВЕ В РОССИИ  В ПИТЕРЕ  В ИНТЕРНЕТЕ  ПЕРИОДИКА  ТЕКСТЫ  НАВИГАТОР АРТИКУЛЯЦИЯ С ДМИТРИЕМ БАРАБАНОВЫМ АРТ ФОН С ОКСАНОЙ САРКИСЯН МОЛОЧНИКОВ ИЗ БЕРЛИНА SUPREMUS - ЦЮРИХ  ОРГАНАЙЗЕР  ВЕЛИКАНОВ ЯРМАРКИ ТЕТЕРИН НЬЮС ФОТОРЕПОРТАЖИ АУДИОРЕПОРТАЖИ УЧЕБА РАБОТА КОЛЛЕГИ АРХИВ

Письма проходимца. Письмо#1: биеннале и активизм.
Оксана Саркисян
 

Автор рубрики АРТФон Оксана Саркисян после перерыва открывает новую рубрику, Письма проходимца.
Если в
АРТФоне основу составляла живая речь участников арт-процесса, вовлеченных Оксаной в обсуждение некоторой актуальной темы, то в Письмах проходимца предполагается рассмотрение конкретных событий на арт сцене в ракурсе актуальной проблематики. И события и проблематику выбирает проходимец.

Письма проходимца. Письмо#1: биеннале и активизм.
Все как-то так. Ничего не забывается, но немного путается. И все громче распевается с каждою минутою. Четвертая московская биеннале проходит под слоганом «Переписывая миры».
Тема отбрасывает прямые и косые лучи и на все другие параллельные и специальные проекты выросшие как грибы на всех московских выставочных площадках и за их пределами (как отмечают очевидцы, такой массы выставочных проектов одновременно в Москве еще не наблюдалось).

По ряду причин хочется назвать эту биеннале невозможной, возможно потому, что первым проектом в череде осенних выставок стала, не входящая в прграмму биеннале, но весьма масштабная и значимая выставка «Невозможное сообщество» в ММСИ. Кажется, её депрессивное название в большей степени отражает сегодняшнюю ситуацию в мире в целом, и в нашем локальном артмирке, чем перепиисывание миров. Кажется, уже не до созерцания миров и их незначительных изменений, которые в калейдоскопе должны, вероятно, создать иллюзию некоторой динамики осмысленного развития. Сколько не переставляй первое лицо государства на второе и обратно, это вряд ли приведет к изменениям. В подтверждение этому, работу группы "IRWIN" со стены музея на Гоголевском бульваре сняли еще до открытия выставки. Вероятно, художники всецело были поглощены своим искусственным государством и просто не подумали, что за пределами музея их работа приобретет совершенно иное звучание. 

Но все же, нельзя ни обратить внимание на произошедшие изменения. Наблюдается некоторая иная расстановка позиций, нежели в первые годы московской биеннале. Тогда ожидания казались оправданы, хотя выставка в музее Ленина и вызывала бурные споры. В первых биеннале  группа кураторов привезла «самое молодое и перспективное искусство», еще не занявшее свое место в арт мире, но сомнений в том, что оно его займет, у кураторов не было. Можно было обсуждать задуманное и увиденное на круглых столах, посещать конференции и слушать выступления известнейших мировых интеллектуалов. Потом Мартен  сделалмглавную выставку с вполне актуальной темой, хоть и  устаревшей (поэтому и невнятной)  позицией в эпоху постколониализма. Дискуссий было уже гораздо меньше. Питер Вайбель предлагает нам некоторую идеальную и уравновешенную систему отражений, ее спокойствие и мерное журчание не нарушит социальная или политическая критика, она – часть общей технологичной гармонии. Новые и старые медиа независимо от нашей воли что-то меняют, но изменения эти поверхностны и не затрагивают сути вещей, это лишь носители высказывания, а не сами высказывания. Абстракция полученная при помощи высокочувствиельных приборов – все та же абстракция, имитирующая абстрактный экспрессионизм. Большую выставку из 80-ти художников со всего мира сложно собрать так, чтобы она не отражала этого мира. Таково впечатление от прогулки по залам в центре дизайна Арт Плей. О ЦУМе я только слышала разные истории - в этот бастион общества потребления я, признаюсь, так и не добралась (или не смогла переступить порог, или какие-то силы меня туда не пустили). Говорят, там собраны наиболее острые социальные работы. Вероятно они, как принадлежащие к модному направлению в современном искусстве, вынесены в ЦУМ, где, по слухам, на фоне видеофильма о профсоюзах теперь очень полюбили фотографироваться модели глянцевых журналов.

Проект Питера Вайбеля никто из критиков странным образом не анализирует. Появляются лишь запланированные репортажи «о важном международном событии в области искусства», разъяснения к инсталляциям. Самый популярный жанр в этом сезоне – интервью. Вероятно, журналисты запарились объяснять за художников и кураторов их проекты.
Может быть несколько неожиданно, но у меня после посещения основного проекта возник вопрос: а что такое биеннале вообще? Извините за некоторую наивность - какие у него цели и задачи? Простой вопрос: Зачем? Ответ напрашивается сам собой, хотя не очень удовлетворяет. Мол, набираем обороты, разрастается отечественная арт индустрия, появляется широкий зритель, надо его развлекать. То есть биеннале вписывается в ряд официальных развлекательных мероприятий, собирающих большую зрительскую аудиторию, типа День города или музыкальный концерт на Красной площади или в Олимпийском?
Думаю, многие видят задачу биеннале совсем иначе. Как сказал на днях художник Роман Минаев, биеннале – это возможность примирения зрителя с современным миром. Питер Вайбель, кстати, говорит нечто подобное, но в результате получается дизайн и развлекательная выставка, на которую очень хорошо сходить в выходные с детьми.
Хорошо было бы: биеннале примеряет с современность, но, кажется, именно это и невозможно, когда речь идет об арт индустрии. Все наши гуманитарные измышления об искусстве как форме строительства культуры, об ответственности художника перед обществом, о форуме, поднимающем важные культурные вопросы…. Что это за глупости маргинальные? Короче, противоречие между набирающей обороты индустрией искусства и ее смыслом налицо, хотя можно себя успокаивать, что это проблемы роста. И что когда- ибудь вспомнят, что биеннале не только выставка, но и международный форум, куда съезжаются художники, кураторы, критики, которые заявляют публично некоторую проблему и нацелены на дискуссии, профессиональные контакты и т.п.
Если основной проект биеннале в этом году отдыхает, то инициативу перехватили разного рода активистские проекты, и дискуссии разворачивались на их площадках. Сформировался целый сектор левоориентированного искусства. Об этих активистских, критических и неформальных инициативах мне и хотелось бы поговорить. Не будем их идеализировать, напротив, посмотрим на их примере, как индустрия искусства проникает во все поры практик сопротивления.
Во-первых, «Медиа удар» - альтернатива, фланкирующая официальный проект. Получив экспозиционное пространство, активисты использовали его по прямому назначению, впрочем, может только мне не понятно, зачем арт активизму вдруг потребовался статус искусства? Тактика активизма – оккупация публичного пространства в данном случае не применялась, напротив, широкой публике представили множество фильмов, индивидуальных и коллективных проектов, известных и новых. Территория активизма – социальные сети, их аудитория – жители мегаполисов и пользователи ПК – большая и благодарная аудитория. Ленты блогов и жж распечатали и ровными рядами вывесили на стенах, тут же разместили ряды плазм, и получилась вполне себе выставка современного искусства.
По стечению обстоятельств выглядело это  презабавно: документация арт активизма висела в коридорах, вдоль которых за стеклянными прозрачными стенами располагались офисы дизайнерских фирм и подобные креативные организации, которые тоже становились частью экспозиции, где в своих аквариумах как золотые рыбки плавали креативные работники. Соседство с активистами их ни чуть не смущало: легитимированный арт институтами активизм не вызывает сильных эмоций. Вот если бы активисты оккупировали выставочное пространство по-настоящему, тогда другое дело. Этот проект, по всей видимости, был ориентирован как слет активистов и сопровождался программой встреч и выступлений. По программе во дворике дизайн центра около недели каждый день открывалась активистская инсталляция, однако мне на глаза ни одна не попалась.
Проект «Аудитория», посвященный осмыслению городского пространства, базировался на Золотой миле, и этому факту устроители придавали особое значение, отдельно сообщая об обстоятельстве места в пресс-релизе. На открытии здесь все же состоялась акция оккупации: Давид Тер-Оганян и Павел Микитенко привели  музыкантов с мощнейшим звуком, вернее с чудовищным шумом. Он заглушал своим скрежетом даже отбойные молотки работающих недалеко укладчиков асфальта. Респектабельный район на несколько часов накрыло протестной звуковой волной. Выставка здесь, по определению Екатерины Деготь, имела условной характер, то есть висящие на стенах плазмы и несколько экранных видеопроектов куратор проекта выставкой называть отказывалась. В общем, у меня тоже сложилось впечатление о некотором декоре какого-то штаба, что может быть и правильно,так как позволяет сосредоточиться на круглых столах и воркшопах. Программа Аудитории была очень насыщенной, в палатах разворачивались дискуссионные баталии, как говорят, не в сказке сказать, ни пером описать…. Я думаю, документация этих дискуссий скоро появится в видео формате, многие лекции и доклады уже доступны на на сайте проекта. Мне бы хотелось обратить внимание на тему, как мне показалось, пунктирно присутствовавшую в целом ряде круглых столов и воркшопов. Речь об арт институциях. Надо заметить, эта самая животрепещущая тема не только для музейных работников, но и для активистов. С этой темы, кстати,  Аудитория началась (круглый стол с Чарльзом Эше о критических институциях ), а закончилась "Мманифестом новой активистской институциональности"  группы «Что делать».
Если к музейным работникам вопросов нет, они как служащие этих институций пытаются их модернизировать, сделать более восприимчивыми к сегодняшниму дню, в общем, продлить жизнь механизма насколько это возможно. И понятно, почему на опенспейс появляется новая рубрика «Институциональная критика». То к активистам (группе «Что делать?», в частности) конкретный вопрос: можно ли сделать революцию институционально? История современного искусства начинается как раз с отказа от сотрудничества с институциями: с павильона реализма на промышленной выставке 1856г, салона отверженных, салона независимых, дадаистов и сюрреалистов, предпочитающих институциональному авторитету частное предпринимательство. Отмирание королевской Академии, как института монархической системы и возникновение к 30-м годам 20 века модернистских институций демонстрирует нам эпоху подъема искусства вне каких либо институций. Также сложно представить Ги Дебора получающего гранты или даже Анатолия Осмоловского, требующего оплаты работы всем участникам акции на Красной площади. Сегодня характер московского художественного активизма формируется под влиянием более широкого социального движения трудящихся за свои права, ростом самосознания общества. Поэтому вполне закономерны такие проекты как Майский конгресс, мечтающий о профсоюзе художников или проект художников Супостат, предоставивших площадку для критики биеннале как институции. На мой взгляд, они интересны именно тем, что не дотягивают до институции. Безусловно, стратегии активизма не застывшие догмы и при размахе современной бюрократии вряд ли можно избежать институциональных контактов, но проблема, мне кажется, в том, что две такие противоположные идентичности как активист (по сути – любитель, выступающий против профессионального искусства и автономии искусства) и профессионал (включенный в механизмы арт индустрии) уживаются и мирно существуют в самосознании большинства молодых московских художников. Любопытнейшая ситуация, парадокс, но факт.
И напоследок, как любитель квартирных выставок 70-х и сквотов 80-х, я не могла пройти мимо АртХауса. Элитное жилье мечтает стать сквотом и отстаивает право носить это громкое имя, что еще раз подтверждает – романтика альтернативы – самый модный бренд арт индустрии. Слово джентрификация пока еще тоже модное. Здесь тоже налицо парадокс (на этот раз этический): двенадцать этажей элитной застройки, плазмы, бюджет, охранники и даже экскурсии. Рецепт сквота прост: берем всех по чуть-чуть, правых, левых, гламур, радикалов, попсу, видео, инсталляции, фото и хорошенько перемешиваем. Винегрет создаст такую живенькую атмосферу, то есть симитирует живописность сквотерского движения. Но как то не старались сделать живенько, получился жесткач. Художники стали протестовать против бесплатного участия в повышении ценности элитного жилья – вот пример роста самосознания…. Если б не некоторые ньюансы коммунального характера (то есть отношения куратора и художника, элементы самопиара), все было бы замечательно, но так трудно в нашем мире сделать по-настоящему чистый жест. Во всяком случае, работа группы «Что делать?», замененная запиской с объяснениями обстоятельств изъятия видео с выставки «Прекаритет», украсила экспозицию. Вообще многие художники и кураторы неплохо поработали с пространством.
Выставка Вкл/ Выкл – изящнейшее экспонирование события – присутствия художника в экспозиционном пространстве. Зритель втягивается в интригу жизни художников в пространстве. Сюжет прост – пришли, повесили свои работы и устроили вечеринку, остались следы. Тонкая ирония заключена в идее сквота для городских животных, предложенная трио Дмитрий и Анастасия Потемкина, Алекс Булдаков. Голубятня оказалась неплохим инвайронментом под пятиметровыми бетонными сводами. Много было и стараний создать атмосферу настоящего сквота: шатры из тряпок, алтарчики из бытовых предметов и другие панорамы псевдо быта и псевдо художества. Однако порадовал объект Петлюры, который критически выступил, представив типа гроб на колесиках для блондинки на шпильках (видимо инсталляция про арт менеджера, которого художник в гробу видал). Трогательно спал на лавочке бездомный Бродского напротив фотосерии Браткова, содержание которой в двух словах не описать. Были и инопланетные фрики Бартенева, простыни с венецианскими видами и мощное нематериальное видеоизображение размером 4х3 - эти объекты так и напрашиваются, чтоб их прикупили будущие владельцы элитной недвижимости.
О выставке «Невозможное сообщество» писать не буду – есть неплохая статья Павла Микитенко.
Панорама этих специальных проектов биеннале получается какая-то рваная, нет единства в левом движении. Кажется еще не все наладилось, несмотря на заметный его рост, и невозможность не быть левым, если ты молодой художник (об этом уже написала Екатерина Деготь).
Думаю, что современная арт индустрия устроена так цинично, что, если у художника есть хотя бы капля моральной ответственности перед обществом, к которому он обращается, он не может не быть левым. Кажется, другого искусства арт институции уже просто не могут производить>

<<АРТФон - 31. 20 мая 2010. Первомайский конгресс творческих работников.

 

<<АРТФон - 30. 28 ноября 2009. Несвоевременные и сумбурные заметки. Интервью с  Андреем Ерофеевым о московской биеннале, лекция Алексея Пензина о постколониализме в Гараже, круглый стол на выставке Лисхаута «Город рабов» (Анна Зайцева, Андрей Ерофеев, Виктор Мизиано, Сергей Ситар, Ирина Кулик), интервью с Лизой Плавинской об Универсаме и круглый стол о нонконформизме (Стас Шурипа, Максим Илюхин, Игорь Чубаров, Алексей Пензин, Илья Будрайтскис и др). Анекдоты по случаю.  

<<АРТФон - 29 - 14 июля 2009 Наброски к образу.

<<АРТФон - 28 - 26 февраля 2009 Волна протеста  в ЦДХ-ГТГ.
 

<<АРТФон - 27 с Оксаной Саркисян10 февраля 2009 Точки зрения и перспенктивы. 
Редактор Арт Хроники Николай Молок, редактор гифа и фотографера Александр Евангелии, директор Арт стрелки Ольга Лопухова,  директор Фонда поощрения художеств Галина Филиппова, сотрудник галереи Гельмана Наталья Миловзорова, художник Александр Соколов. Фрагменты лекций Бориса Гройса и Франсес Моррис.

<<АРТФон - 26 с Оксаной Саркисян9 декабря 2008 Сон, в котором Кандинский превращается в сталинский ампир. 
Интервью с участниками выставки премии Кандинского 2008г. Дмитрием Врубелем, Борисом Орловым, Лизой Морозовой, группой ПГ, Александром Шабуровым, Дмитрием Цветковым, Алексеем Беляевым-Гинтовтом.

<<АРТФон - 25 с Оксаной Саркисян13 октября 2008 Осенняя грусть по нонконформизму.

<<АРТФон - 24 с Оксаной Саркисян11 августа 2008  Специальное летнее предложение. Арт-Веретьево 2008.

<<АРТФон - 23 с Оксаной Саркисян23 марта 2008  Законы и законодательства.  
Аукцион – последнее и  самое высокое искусство. B2B. Возможно ли некоммерческое искусство? Искусство – это эстетическая терапия>

<<АРТФон - 22 с Оксаной Саркисян3 февраля 2008  Куратор - исчезающий вид.  Беседы с Виктором Мизиано, Екатериной Деготь и Андреем Ерофеевым.  
Сфокусировать внимание на фигуре куратора мне показалось интересным в свете установившихся на московской сцене репрезентационных практик: искусство само-демонстрируется, используя сложившиеся уже механизмы галерей, выставочных залов и музеев. Куратор как делегированный представитель художественного сообщества в широком социуме уступил место хорошо (или сравнительно хорошо) налаженным институциональным механизмам художественной индустрии. Эту тенденцию в международном масштабе анализирует Виктор Мизиано, считающий, что актуальностью фигуры куратора были отмечены 90-е годы, как эпоха глобализации.  Другие двое моих собеседников особой разницы в кураторской практике по сравнению с 90-ми не усматривают.

<<АРТФон - 21 с Оксаной Саркисян.28 сентября 2007.  «Я поведу тебя в музей», - сказала мне сестра.
Интервью с исполняющем обязанности директора Московского Музея Современного Искусства Василием Церетели, коллекционером и основателем музея ART4 Игорем Маркиным, экскурсия по залам новой экспозиции Третьяковской галереи со старшим научным сотрудником ГТГ Кириллом Светляковым.

<<АРТФон - 20 с Оксаной Саркисян19 июня 2007.  Медиализация.
Интервью с Олегом Куликом, Дианой Мачулиной, Сергеем Шутовым, Яшей Кажданом, Максимом Крекотневым. Выступление Ольги Свибловой на презентации проекта российского павильона на Венецианской биеннале.

<<АРТФон - 19 с Оксаной Саркисян10 мая 2007.  Уважуха.
Пять премий на сцене московской художественной жизни: Инновация, Мастер, Черный квадрат, Премия Нового Правительства и Соратник.  

<<АРТФон - 18 с Оксаной Саркисян30 марта 2007.  Московская биеннале 2 по списку.
Интервью, собранные в этот выпуске я начала записывать еще до открытия биеннале. Беседы с группой Эскейп (Лизой Морозовой, Антоном Литвиным и Валерием Айзенбергом) и Львом Евзовичем (АЕС) состоялись до открытия биеннале.

<<АРТФон - 17 с Оксаной Саркисян17 декабря 2006.  Полифония больших идей.  Выступления на конференции в Третьяковкой галерее художника Николая Полисского и председателя правления фонда Метафутуризм Александра Погорельского, конференция в ГЦСИ читающего Маркса Дмитрия Гутова.

<<АРТФон - 16 с Оксаной Саркисян13 ноября 2006.  Страсти. Вопросы, попадающие в сферу интересов религиозных институтов, продолжают оставаться острыми углами в современном художественном дискурсе.  

<<АРТФон - 15 с Оксаной Саркисян. 31 октября 2006.  Когда деревья были маленькими. О проблемах молодых художников высказывались Фаина Балаховская, Нелли Подгорская (Айдан галерея), Владимир Овчаренко (Риджина), Марат Гельман (галерея Гельмана), Елена Селина (галерея XL), Дарья Пыркина и Ирина Горлова (ГЦСИ, кураторы проекта «Стой! Кто идет?»), а так же сами молодые художники: Юлия Жданова, Аня Орехова, Виктория Ломаско, Диана Мачулина, Леший и Максим Роганов из группы «Наливка-запеканка», Иван Бражкин.

<<АРТФон - 14 с Оксаной Саркисян. 21 сентября 2006.  Пресса о процессах. Интервью с Никитой Алексеевым (газета РУ), Ирой Кулик (Коммерсант), Андреем Ковалевым (Московское Время), Фаиной Балаховской (Time Out) и Виктором Мизиано (Художественный журнал).

<<АРТФон - 13 с Оксаной Саркисян. 30 мая 2006. Другой и его безумный двойник.  Презентация книги «Другое искусство» - выступления Л. Бажанова, И. Алпатовой, Е. Барабанова, Н. Котрелева, интервью с Ю. Пластининым. Празднование юбилея Третьяковской галереи – фонограмма торжественной части, интервью В. Колейчука. Е. Деготь, А. Ковалева, Е. Барабанова, реплики А. Брусиловского и Д. Пригова. 

<<АРТФон - 12 с Оксаной Саркисян. 2 мая 2006.  АРХИапрель. Лекции Ю. Аввакумова, И. Зангелиса, запись «Московской декларации о сохранении культурного наследия ХХ века», реплики Д. Саркисяна, И. Бакштейна, Ирины Горловой и Кирилла Асса.

<<АРТФон - 11 с Оксаной Саркисян. 11 апреля 2006.  Учиться, учиться и учиться! Вопросы образования  имеют первостепенное значение в современном информационном обществе. Обладать информацией - значит иметь первоначальный капитал. Интервью с Иосифом Бакштейном и Александром Соколовым, выступления Сергея Земляного, Майкла Хардта и Антонио Негри.

<<АРТФон - 10 с Оксаной Саркисян. 13 марта 2006.  Работа над комплексами. Прямой связи между государственной премией Инновация, обсуждением российского блокбастера «Дневной дозор» Павлом Пеперштейном и выходом новой версии легендарного советского фильма «Волга Волга2», на первый взгляд, нет. Но на этих событиях современное российское искусство обсуждалось в исторической перспективе.

<<АРТФон - 9 с Оксаной Саркисян. 27 февраля 2006.  Грани формального. Открытие фонда 26 января 2005 было приурочено к эпохальному, с точки зрения вдохновителя мероприятия Дмитрия Гутова, событию -  посещению в 1937 году Сталиным, Молотовым и Ждановым оперы «Леди Магбет Nского уезда» и  было посвящено статье «Сумбур вместо музыки». Дискуссия Formalism Forever раскрыла  исторический  пласт, в котором эстетическое стало политическим и презентовала новый фонд современного искусства.   

<<АРТФон - 8 с Оксаной Саркисян. 28 декабря 2005.  Прописные истины. Выступления в Третьяковской галерее Дмитрия Пригова, Владимира Дубосарского, психолога Третьяковской галереи. Интервью с Александрой Обуховой, Сергеем Бугаевым Африкой. Реплика пожилой женщины.

<<АРТФон - 7 с Оксаной Саркисян. 8 декабря 2005.  Диспозиция. Интервью о их политических взглядах с художниками Константином Звездочотовым, Леонидом Тишковым, группой АЕС, Никитой Алексеевым, Андреем Филипповым, Андреем Монастырским, Борисом Орловым, Дмитрием Приговым, Николаем Полисским, Сергеем Шутовым, Александром Савко, группой Синие носы. Разговор с Сергеем Братковым и Сергеем Шеховцовым.

<<АРТФон - 6 с Оксаной Саркисян. 17 ноября 2005.  Видео не видео. Исчезновение видеоарта , визитная карточка, динамическая проекция, видики крутятся, to day - фестиваль, романтика, антиутопия техно искусства.

<<АРТФон - 5 с Оксаной Саркисян. 9 ноября 2005.  Парад политического искусства.
Записи лекций Анатолия Осмоловского «Осень авангарда», круглого стола проекта «Интернационал», запись чтений «Привет, оружие!? Общество, искусство и война в современную эпоху», интервью с директором Сахаровского центра Самодуровым.

<<АРТФон - 4 с Оксаной Саркисян. 14 октября 2005. Время некоммерческих структур ? 
Фонд "Современный город", радикальные перемены в Московском центре искусств на Неглинной, экономическая база некоммерческого искусства, «Стой! кто идет» из Франции, Вены, Германии, Испании, Аргентины и церетелиевской школы искусств.

<<АРТФон - 3 с Оксаной Саркисян. 28 сентября 2005.  В люди.  Россия! - ? Социалистический идеализм. Ангелы истории. Разминка перед настоящей карьерой.
Интервью с Виталием Пацюковым, куратором выставки «Социалистический идеализм» Екатериной Деготь, куратором дома фотографии Екатериной Кондраниной, Олегом Куликом, Андреем Монастырским, Сергеем Братковым, реплика Ирины Кориной.

<<АРТФон - 2 с Оксаной Саркисян. 14 сентября 2005. POP инъекция. В совпадении двух выставок открывшихся параллельно в Третьяковской галереи, «Энди Уорхол: художник современной жизни» и «Русский поп арт», несомненно, присутствуют элементы музейной политики. Во многом  провокационное и радикальное название выставки "Русский поп-арт", которая сама по себе оказалась ярким и интересным проектом,  призвано вызвать широкое обсуждение проблем русского искусства, и создает предпосылки для серьезного искусствоведческого дискурса

<<АРТФон - 1 с Оксаной Саркисян. 5 сентября 2005. АРТ оккупация. Современное российское искусство настойчиво ищет способы прямого взаимодействия с широкой зрительской аудиторией,  и возможно в этом проявляется его наследственность, ведь искусство андеграунда очень страдало в оторванности от публики, и институциональная система их отношений еще не до конца сложилась. Осваивая шаг за шагом современные формы презентации искусства, мы начинаем осознанно приближаться к таким практикам искусства как public art. 

TopList


© 1994-2017 ARTINFO
дизайн ARTINFO
размещение ARTINFO