ЕЖЕДНЕВНЫЕ НОВОСТИ ИСКУССТВА@ARTINFO




В МИРЕ  В МОСКВЕ В РОССИИ  В ПИТЕРЕ  В ИНТЕРНЕТЕ  ПЕРИОДИКА  ТЕКСТЫ  НАВИГАТОР АРТ ЛОНДОН - РЕПОРТАЖИ ЕЛЕНЫ ЗАЙЦЕВОЙ АРТИКУЛЯЦИЯ С ДМИТРИЕМ БАРАБАНОВЫМ АРТ ФОН С ОКСАНОЙ САРКИСЯН МОЛОЧНИКОВ ИЗ БЕРЛИНА ВЕНСКИЕ ЗАМЕТКИ ЛЕНЫ ЛАПШИНОЙ SUPREMUS - ЦЮРИХ  ОРГАНАЙЗЕР  ВЕЛИКАНОВ ЯРМАРКИ

Авдей, Прага и панк.
2003 год.

Павел Микитенко.
27 октября2008

           Прага   Квартира Авдея встретила нас каноническим портретиком Ленина в прихожей рядом с зеркалом  Сначала я списал это на художественный вкус Авдея  но потом выяснилось – Ленин жил в этой квартире в 1912 году. 

            Мы приехали делать Голодовку без выдвижения требований на первой Пражской биеннале  Это значит реальная голодовка перед входом в Национальную Галерею без выдвижения кому бы то ни было каких-либо требований  И вот я лежу в палатке посреди Праги  надо мной красный транспарант с написанным а потом закрашенным черной краской лозунгом в знак отсутствия требований  Я наблюдаю город через отверстие входа  иногда выхожу через дорогу в кусты  Этот способ наблюдения нельзя назвать абсолютно негодным – Прага не стоит на месте,  она движется мимо меня шумными трамваями  быстрыми автомобилями и общительными прохожими: Вечером подходили местные молодые художники  большинство сразу понимали Голодовку  кто-то тонко критиковал 
Ночью  когда стемнело и улицы опустели  начали подходить гопники   один долго и настойчиво просил туалетную бумагу  насколько я понял  из националистических соображений – листовки об отсутствии требований лежащие около палатки были на английском и это его оскорбляло  Но обычно – хоть и напористые, но не желающие зла – несмотря на то  что я уже спал  нагло расстегивали палатку и начинали говорить по-чешски  я отвечал по-русски и они уходили  Какие-то тинэйджеры в три часа ночи начали выдергивать колышки непрочно забитые между камнями мостовой   я окончательно проснулся к тому моменту  когда передняя часть палатки уже падала мне на ноги  What a fuck are you breaking my house! – парни отошли в сторонку  а две наглые девчонки с собачкой ответили не смутившись It’s normal. It is just a joke  Они удивились  что «мой дом» так странно выглядит и находится в таком месте  сказали  что через пятнадцать минут приедет полиция  Но разговор с полицией случился только через два дня  когда охрана Национальной галереи пыталась повесть на меня вандализм местных панков  нарисовавших что-то на скульптуре перед зданием  Якобы запись камеры наблюдения показывала   они выбежали из моей палатки

дневная Прага намного однообразей – посетители выставки  проходящие мимо и заглядывающие внутрь – шоу  Я какой-то странный шоумен  От лежания в палатке – полная потеря идентичности  Сначала я героически чувствовал себя телом акции  потом иронически чем-то вроде пародии на гринписовца или антиглобалиста  и под конец циничным попрошайкой  демонстрирующим свое «несчастье» в надежде на славу   ведь ни в какой конфликт я ни с кем не вступил  Итальянскому куратору акция понравилась  ослепительно улыбающаяся журналистка из Флэшарта фотографировалась со мной как с переодетым Лениным на Красной площади  Как можно в таком случае говорить о сопротивлении? Она была сильнее  все время повторяла Белиссимо!  ее улыбка действительно ослепляла ­ я не мог сопротивляться  Да и должен ли я былсопротивляться?  ведь они обеспечивали паблисити  приводили фотографов  к тому-же без них акции вообще бы не было  Эти итальяшки были убийственно великолепны – светскость у них в крови  Их жесты театральны также как и реплики  и не всегда понятно  что они имеют в виду  так мое сопротивление институциям было подавлено   Если же говорить о сопротивлении системе вообще  то надо было голодать подальше от Национальной галереи  и не во время биеннале

            еще я познакомился с одной англичанкой-шизомолекулой  Она совершенно не представляла чем займется в следующую минуту  не имела особенных планов  Как-то вечером  когда у меня были ребята – остальные участники нашей группы  которые зассали голодать  но время от времени приходили меня поддержать и получить право на свой кусок славы - она подошла к палатке  взяла листовку и начала спорить о требовании денег  Мы пытались объяснить ей  что акция не имеет ничего общего с требованием повышения зарплаты или чего-то в этом роде  но она не унималась  ее зациклило на этой теме. Поскольку говорила она на родном английском  мы практически ничего не понимали  Но мне все же казалось  что она настроена по отношению к нам критически  Потом она начала улыбаться без видимой причины и я  чтобы прекратить эту неразбериху и перевести тему сказал что она похожа на Бенни Хила  Это очень сильно подействовало  Девушка ушла  Я почему-то проникся к ней симпатией  Минут через десять я впервые за три дня позволил себе прогуляться от палатки – за это время у меня сформировалась мечта дойти до странной формы моста с часами  Я оставил ребят у палатки  а сам пошел к мосту и по дороге встретил ее  Она подошла ко мне с другой стороны улицы  Что  я действительно похожа на Бенни Хила?  Ты зря  мне понравилась ваша акция  вне зависимости от слов и скорее реагируя на ситуацию  я еще раз почувствовал к ней симпатию и одновременно  что она не может причинить мне вреда – редкое сочетание Мы прошли минут пять до моста и с удовольствием говорили друг с другом  почти совершенно друг друга не понимая  Иногда это бывает приятно  говорить что-то просто так  как бы игнорируя предыдущую реплику собеседника и не будучи уверенным  что тебя поймут
            На следующий день она опять застала меня с ребятами  Я не мог уделить ей достаточно внимания и она пошла смотреть биеннале  Все ушли. Я остался один Она вышла – девушка лет двадцати в поношенных джинсах, футболке из секонд-хенда – подросток хиппи-панк из Англии. Я возмущена - они требуют билет Я могу дать тебе бейджик участника Нет ненужно Почему?  Это отвратительно - требовать билеты У вас в Англии что, в галереи и на выставки билеты не нужны? Нет не нужны это просто немыслимо  деньги повсюду  все продают и покупают  это омерзительно  люди не понимают что втягиваются в бесконечную игру потребления того что им не нужно Машины убивают нас  люди не понимают что превращаются в механизмы это отвратительно… Я передаю только то, что смог уловить из ее чересчур чистого английского. Она говорила минут сорок. Я устал слушать и перестал отвечать. Потом перестал слушать не особенно скрывая. ее это не смущало. я удивился  как она может так долго говорить без остановки и без всякого внимания. У некоторых девушек я наблюдал подобную способность также эмоционально, с тоской и горечью долго и без остановки говорить  описывая окружающий мир. Такой специфический «девчачий пессимизм». Иногда он бывает очень убедителен. Но не в тот раз.
Мне стало тошно от этого непрекращающегося монолога, не нуждающегося в адресате. Также тошнило меня и от собственной акции  которая инициирует подобную ненужную пустую болтовню бойкотирующих биеннале в рамках самой же биенале художников, групп соц. активистов, в прошлый раз приезжавших в Прагу на антиглобалистские беспорядки  а теперь на выставку чтобы расклеить плакаты «Сопротивление это секрет радости» Омерзительный контекст. 

На четвертый день итальянцы уехали и забрали свою палатку с собой. Так закончилась «Голодовка без выдвижения требований».  

Теперь я наблюдаю Прагу и Авдея снаружи палатки, двигаюсь сам: 

            Авдей Тер-Оганьян – звезда московских восьмидесятых – главный на «Трехпрудном», элегантный и жесткий, «такой же» - хотя не могу сказать, что хорошо помнил его в Москве – тогда я был совсем бессознательным. Он  такое впечатление  сохранил в себе законсервированной московскую ситуацию  московские мысли  московского себя трехлетней давности. Ну это полная хуйня! Хуйня полная! Да таких убивать надо! Ну как бы такая… Ну ты что, совсем охуел!? Это же очевидные вещи! Я родился и вырос в СССР и до сих пор придерживаюсь рационального взгляда на мир  И христианство и модный сейчас буддизм – древние суеверия  которыми людям морочат голову  Ведь для большинства – что показывают по ТВ, в то они и будут верить... Я авангардист  я считаю реставрацию и вообще сохранение старой архитектуры ненужным. Старые дома надо взрывать и строить новые.
            Авдей похож на восклицательный знак. На отрицательный знак. Его мысль стремилась поскорее разобраться с предметом своего внимания  вынести какое-нибудь категоричное суждение  оттолкнуться от него и мчаться дальше  Он взял на себя роль отца или деда  постоянно опекал нас  накуривал  водил по городу  ночным клубам  В то же время в разговорах был очень требователен  категоричен  даже жесток  это неплохо  но часто он заводился на мелочах – полная хуйня и все тут  ничего не докажешь  Я не знал  что этому противопоставить и  находясь между опекой и террором  придумал себе роль писателя  наблюдающего его со стороны 
«Таким же» ему  на мой взгляд  позволяла оставаться местная художественная ситуация  во многом напоминающая московскую начала девяностых и даже более того  Галерею в Трехпрудном  К чести Авдея надо сказать  что и Китуп  и Дубосарский и  я думаю  многие художники Трехпрудного до сих пор находятся под его влиянием на телесном уровне – часто используют его интонации  ужимки и гримасы 

Сразу после окончания голодовки мы взяли травы  вина и пошли на остров  Двое парней из ресторанчика возле сквера  в котором мы сидели  оказались очень любезны        после долгих поисков у себя они принесли нам штопор из другой залы  Я считаю Бренера лучшим российским художником  Того  что он сделал достаточно  чтобы быть в истории  как Рембо  Вы знаете? умер Свин  Да  конечно  несколько лет назад  Забавно  все его тусовки происходили на маминой квартире  Да я сам долгое время жил не думая о деньгах – меня кормила мама и это не составляло ей труда  Ну что  похоже нам полный пиздец – потеряна даже связь между отдельными сопротивляющимися группами все поступают работать в фирмы  Раньше я устраивался сторожем в детский сад  бухал  через некоторое время меня выгоняли  я устраивался в следующий  и денег было достаточно  ну типа  как получать триста долларов  а сейчас у вас денег совсем нету  Конец панка 
            Панки - городская альтернатива образу жизни прилежных граждан – те  кто был ими  теперь лежат у пражского вокзале рядом с алкоголиками  Ненужные и грязные  тупые Нужны иные  трезвые способы работы  

            Мы сидим в господней  так называется нечто среднее между рестораном и столовой  Лена Ковылина назначила там встречу Авдею  она покажет ему свое искусство  Я неоднократно видел ее искусство  Я  Давид и Саша вышли в центр Праги за травой  Ее можно купить в некоторых клубах и пивных  их довольно много в городе  Но в центре мы знали только "Шапаруш»  Парня с травой  который обычно пританцовывает у туалета на месте не оказалось  Давид сказал – надо найти какого-нибудь панка  Идем через «Староместске намести»    в какой-то подворотне замечаем группу тинэйджеров и худого высокого парня с ирокезом  Он спросил  можно ли будет с нами покурить и обещал найти что надо  С ним была потрясающе худая девчонка лет шестнадцати с малюсеньким котенком  Пронзительным взглядом веселая и смелая! По дороге Микроб и Сьюзи стреляли деньги у прохожих  судя по всему  это не доставляло тем дискомфорта  прохожие даже гладили котенка и перекидывались с ними парой слов  Когда проходили через большой парк он купил девчонке багет и отдал нищим мелочь  Он рассказал  что у него есть свой сквот
            Минут через сорок мы оказались в «Луксоре»  Дверь открылась и нас встретили четверо огромных мужиков  они не хотели нас пропускать  но Микроб знал одного с перекошенным носом  Он взял деньги  предупредительно отдав Давиду свой рюкзак и сказал подождать на улице... 

            Он достал из рюкзака шприц чтобы проколоть дырочки в фальге на бутылке  съел нашу зажигалку которая взорвалась у него во рту и плевался горящим газом  он запускал долгий паровоз каждому разным способом  пел чешский панк-рок  заставлял нести свои немецкие военные ботинки  показывал удостоверение о том  что он наркоман  говорил что варит первитин  сворачивал набок кадык  он был великолепен  Съюзи показала нам свои татуировки – на одном плече небольшая звезда  на другом какой-то абстрактный  ничего не значащий квадратик и круг  Когда я дрожал от холода  она спросила – зима? Прислонилась к моей руке губами и несколько раз вдохнула под рубашку тепло - а теперь? Они купили штук двадцать сливок для кофе и кормили ими котенка  Я был потрясен и раздавлен  влюблен в них обоих  Я не был способен отвечать им чем-то хотя бы примерно таким же прекрасным  В какой-то момент Давид начал мне казаться отупевшим увальнем  любящим покурить травки и хорошенько поесть  Саша глупышкой  не знающей толи ей быть модницей  толи интеллектуалкой  а я сам неуклюжим  запуганным и неуверенным функционером  Ну что  встретимся завтра в семь в «Луксоре» - я сказал да  хотя приходить не собирался и это было написано в моих глазах. Как ни странно - завтра мы оказались там и даже с Авдеем, но их больше не встречали 

Как это мерзко звучит! – современный художник – перед глазами встает образ замученного и амбициозного  вымуштрованного культурой бедняги функционера с претензией  и готовностью попиздеть о сопротивлении  Впрочем  я не романтизирую панк  Панк должен умирать молодым  иначе он превращается в кучу лохмотьев опустившегося на привокзальную площадь попрошайку  Взрослым панком может быть только профессиональный шоумен. Ну а Авдей все такой же 

            Прага-Москва 2003 г.


<Берлинская выставка «Неповиновение» Авдея Тер-Оганьяна и Зои Черкасской (2-18 ноября, 2007), объединившихся в под названием «Новый дискурс» – это проблематизирующая артистическая реакция на современное состояние художественной системы.

<"Мой частный город Россия". О только что завершившейся выставке Павла Пепперштейна в галерее Риджина. Поскольку выставка далеко не ординарная, то у Павла Микитенко появился повод порассуждать об определённой тенденции, всё отчётливей проявляющейся в нашем искусстве>

<
"Школа манифестации". Анализ результатов работы Давида Тер-Оганьяна и Ильи Будрайтскиса в Бурже в октябре 2007. Павел Микитенко. 15 января 2008>

TopList

© 1994-2017 ARTINFO
дизайн ARTINFO
размещение ARTINFO