ЕЖЕДНЕВНЫЕ НОВОСТИ ИСКУССТВА@ARTINFO



  В МИРЕ  В МОСКВЕ В РОССИИ  В ПИТЕРЕ  В ИНТЕРНЕТЕ  ПЕРИОДИКА  ТЕКСТЫ  НАВИГАТОР АРТИКУЛЯЦИЯ С ДМИТРИЕМ БАРАБАНОВЫМ АРТ ФОН С ОКСАНОЙ САРКИСЯН МОЛОЧНИКОВ ИЗ БЕРЛИНА SUPREMUS - ЦЮРИХ  ОРГАНАЙЗЕР  ВЕЛИКАНОВ ЯРМАРКИ ТЕТЕРИН НЬЮС ФОТОРЕПОРТАЖИ АУДИОРЕПОРТАЖИ УЧЕБА РАБОТА КОЛЛЕГИ АРХИВ

Венские заметки Лены фон Лапшиной.

<< Венские заметки Лены фон Лапшиной #1. 23 января 2006 года.
Современное искусство Европы и дискуссии о его неправильно понятой роли содействия и поддержки политической пропаганды непопулярной идеи Европейского Союза. 
Неудавшаяся революция. Или очередная попытка Christopha Schlingensiefа поделиться своими внутренними гейзерами.

Современное искусство Европы и дискуссии о его неправильно понятой роли содействия и поддержки политической пропаганды непопулярной идеи Европейского Союза. 
"EuropArt, современное европейское искусство" 27.12.2005-30.01.200б,  Vienna

<<Серию неудавшейся австрийской культур-полит-пропаганды юбилейного (освобождение от советской оккупации и прочие радостные события) 2005 года "25 Peaces" в 2006 продолжает проект "EuropArt, современное европейское искусство", использующий рекламные "Rolling-Boards" (недавно установленные по всей Вене "бегущие" плакаты).

В отличие от предыдущих жалких попыток акционизма "25 Peaces" в виде предоставления венцам овощных грядок на территории кайзерского сада (проведение параллели с тяжелым и голодным военным временем) и прочими полётами фантазии организаторов, "EuropArt" базируется на принципе современного искусства. 

0100101110101101.org "Where next?"

Реализацией проекта занимались два настоящих куратора (Ursula Maria Probst & Walter Seidl), а идеи для 75 двойных плакатов предоставили настоящие интернациональные художники (из стран Европейского Союза). Звучит тривиально? Так оно и есть. Если бы в Вене не было довольно плотной прослойки бюргерства, благодаря которой визуально слабая презентация 75 двойных идей (в каталоге, по объему конкурирующим с каталогом венецианской биеннале, всё выглядит намного интереснее; в городской же среде работы представлены немасштабно и недостаточно плакатно - перекатываются каждые 10 секунд.) не получила бы неожиданную поддержку, развившуюся до медиального скандала с поверхностной, но широкой интернациональностью.

Самое смешное, что одним из источников возмущения послужил плакат с фотографией нижней части женского торса. "Скандальный сюжет" Tanja Ostojic позаимствовала у Gustave Courbet "L'Origine du Monde" (Мusee d'Orsay), стыдливо прикрыв свою Европу в синее бикини с золотыми EU-звёздами.

Tanja Ostojic "Untitled [After Courbet]"   

Австрийский народ не выдержал подобной скабрезности в общественном пространстве, запротестовал и добился снятия всех непристойных плакатов Европы в нижнем белье. Заодно (запрограммированную организаторами) широкую огласку с последующим демонтажем получила работа испанского автора Carlos Aires "Love is in the air", документирующая сексуальные манёвры евро-американских отношений (в виде неостроумной имитации фото-серии "Blue Noses", показанной в венском МАКе).

Carlos Aires "Love is in the air"  

Мораль данной истории? Австрийские политики до сих пор думают, что они заказали и соответственно ожидали от "EuropArt" рекламной поддержки и "полезной" популяризации своей трудной работы. Чего они за свои деньги не получили. Художники были согласны показать свои свободные идеи и размышления на эту откровенную банально-политическую тему на рекламных плакатах... В будущем более продуктивно было бы вкладывать финансы бюджета культуры (несмотря на отсутствие соответствующего министерства) по своему назначению, а финансы выборных компаний - по своему, иначе и то и другое действует контрпродуктивно.


Неудавшаяся революция. Или очередная попытка Christopha Schlingensiefа поделиться своими внутренними гейзерами.


<<Программа венского Бургтеатра на 2006 включала новый проект Christopha Schlingensiefа "Экспедиция от Матвея" (позднее неожиданно переименованная в "Area 7"). Чего можно было ожидать после "Парсифаля", "Бамбиланд" и других погранично-жанровых акций (таких как "Church of Fear", "Ausländer raus" etc.) ? Нет сомнений - нужно идти и смотреть очередную премьеру, в преддверии которой медиальная компания, идя своим привычным путём, постоянно пересказывала всё ту же идею необычного и неожиданного (сам режиссёр не знает что нас и его ожидает) события, открывающего новые пути освоения сценического пространства и театрального искусства как такового.
Придуманная революция базируется в первую очередь на термине "Animatograph" - трэш-конструкции анимирующей к принятию участия в таинстве со-творения предстоящего жизненного театра или театра жизни или просто смысла жизни или её бессмыслия. Неважно. Важно должно быть осознание того, что эти подобия рыночной карусели (собранной из конструктора марки "Инсталляции самых разных биеннале последних десятилетий" в стиле бразильских фавел, африканских хижин, румынских деревень, и тому подобных туристических впечатлений из стран "третьего мира") побывали в Африке и Исландии - там где "европейский континент набегает на американский" и откуда происходит одно из немногочисленных коротких видео с непременным тасканием креста по исландским ландшафтам и обещанием автора разделить с публикой свои внутренние гейзеры.


Вместо того зрителей первым делом встречает обладательница нобелевской премии  Elfriede Jelinek, зачитывая свой текст бесчисленное количество раз, проецировавшись на огромную крутящуюся "фильмовую бабину", отделяющую пространство партера, очищенное от кресел и заполненное "Animatographами" с видео- и теле-проекциями. В принципе - это и есть - само представление. Зрители, под предводительством одного из участников Schlingensief-группы, туристическими партиями по очереди запускаются в лабиринт тесных абсурдных комнаток, расположенный в сценическом пространстве за крутящейся Jelinek-проекцией. По дороге попадаются постоянные мёртвые зайцы (О Бойс!), видео с кровавыми телами (О венский акционизм!) и конечно подобие церкви. Гид старается рассуждать на тему окружения несвязными пояснениями. Эпогей и катарсис одновременно представляет собой старая дырявая лодка, притащенная опять-же из Африки и установленная на крутящейся подставке. Всё. Конец. Наш сталкер делает групповое фото для отчета.

Представление не заканчивается, пока все не приняли участия в организованной экскурсии "от Матвея".

Между тем в закоулках и "Аниматографах" партера происходит визуализирование идей Йозефа Бойса (африканский вариант), анекдоты от Энди Вархолы (женский вариант), выступление Майкла Джексона (бледнолицый вариант), появление Парсифаль-конкурента Хермана Нитша и прочих профетов из прошлого века с неотъемлемыми Schlingensief-компонентами, такими как Гитлер, весёлая престарелая карлица, настоящая рок-легенда Patti Smith, периодически скандирующая речитативы из своих былых хитов: "People have the power!"

Revolution!

Под занавес

Актёры с противными голосами, пародии на идолов культуры, дань им. И снова Африка, Парсифаль, Бах и Пати Смит в ложе фюрера, на парадной лестнице, видео-проекции из Африке, крутящийся Аниматограф, снова ложа фюрера под развевающимся нацистским знаменем. Можно ходить по всему театру, из ложи в ложу, т.к. "ложная" иерархия отменена. Добрая половина посетителей-участников театрального действия без повествования, темы, сцены и цели проводит время в буфете.

Последнюю экскурсию возглавляет сам маэстро. Добравшись до привезённого из Африки дырявого ноего ковчега и обращаясь с него как с ленинской трибуны к оставшейся в зале публике, призывая её махать обоюдно руками и провозглашая начало демонтажа зоны "Area 7", которая начинается разбиранием "фильмовой бабины" Elfriede Jelinek и заканчивается поднятием на тросах стен лабиринтов "Area 7". Занавес. (Единственный использованный консервативный элемент театральной традиции.)

Лучший поинт под занавес. Маэстро цитирует Jelinek: "Нужно ввести присутствие детей при половом акте с сопровождающимся пояснением: смотрите - это всё - и большего не ждите - не будет".

Итог

Несмотря на всю плакативность и поверхностность воплощения не стоит пропускать возможности понаблюдать одержимого Schlingensiefа за работой, его бесплодных попыток обратить внимание сытого и до смерти скучающего общества на что-нибудь иное нежели приобретение бытовых ценностей. Это общество такие эксперименты не посещает: Приобрести билеты не представляет сложности и самые дешевые стоячие места за 5 евро оказываются самыми занимательными.

Директор Клаус Бахлер, вскоре покидающий Бургтеатр, испытующе дожидается окончания и облегчённый аплодисментами покидает ложу, обещая еще по три представления в марте и июне.


Лена фон Лапшина.
Вена. 23 января 2006 года

TopList


© 1994-2017 ARTINFO
дизайн ARTINFO
размещение ARTINFO