ЕЖЕДНЕВНЫЕ НОВОСТИ ИСКУССТВА@ARTINFO




В МИРЕ  В МОСКВЕ В РОССИИ  В ПИТЕРЕ  В ИНТЕРНЕТЕ  ПЕРИОДИКА  ТЕКСТЫ  НАВИГАТОР АРТ ЛОНДОН - РЕПОРТАЖИ ЕЛЕНЫ ЗАЙЦЕВОЙ АРТИКУЛЯЦИЯ С ДМИТРИЕМ БАРАБАНОВЫМ АРТ ФОН С ОКСАНОЙ САРКИСЯН МОЛОЧНИКОВ ИЗ БЕРЛИНА ВЕНСКИЕ ЗАМЕТКИ ЛЕНЫ ЛАПШИНОЙ SUPREMUS - ЦЮРИХ  ОРГАНАЙЗЕР  ВЕЛИКАНОВ ЯРМАРКИ ТЕТЕРИН НЬЮС ФОТОРЕПОРТАЖИ АУДИОРЕПОРТАЖИ УЧЕБА РАБОТА КОЛЛЕГИ АРХИВ

Николай Загреков. "Новая вещественность" в галерее "Наши художники" с 9 апреля по 10 июня 2007 года

<<9 апреля  - 4 июня 2007 года галерея "Наши художники" () выставкой «Новая вещественность» Николая Загрекова и русские художники» продолжает начатую ранее работу – изучение и представление публике интересных и малоизвестных на родине художников-эмигрантов. Сопоставление произведений русского художника Николая Загрекова, жившего и работавшего в Германии, из частных и музейных собраний, с работами советских художников – Н.Альтмана, Н.Дормидонтова, К.Редько, А.Самохвалова, А.Шендерова и других, – покажет интересные аналогии в русском и немецком искусстве периода 1920 – 1930-х годов. Произведения советских художников отобраны из отечественных музейных коллекций (Третьяковская Галерея и Русский музей). К открытию выставки готовится каталог. Авторы статей – Е.Деготь (Россия), Дж. Боулт (США). 

Николай Загреков (1897, Саратов – 1992, Берлин) – художник с трудной и интересной творческой биографией: родился и учился в Саратове, городе «Голубой розы» и «саратовской школы», затем – в Москве во ВХУТЕМАСе у Машкова и Кончаловского; в 1921 году Загреков уехал продолжать обучение в Германию, где остался навсегда. В 95-летнем возрасте Загреков ‑ официально признанный и уважаемый коллегами и публикой мастер немецкого искусства ‑ скончался в Берлине.
До того как в 2004 году в Третьяковской галерее и Русском музее состоялись его ретроспективные выставки, художник был неизвестен на родине, а в истории искусства фигурировал немецкий художник «
Nikolaus Sagrekow», чье творчество 1920-х ‑ конца 1930-х годов впрямую соотносилось с направлением «новая вещественность». После того, как в России были показаны работы самых разных периодов творчества Загрекова, российские критики и искусствоведы стали сравнивать его раннее творчество с работами русских советских художников – Дейнекой, Пименовым, Самохваловым. Именно тогда стало понятно, что эмигрировавший в 25-летнем возрасте в Германию Загреков, творчески развил многое из того, чему он успел научиться в России, и что его искусство – «довольно примечательное связующее звено между российской и немецкой культурой» (А.-К.Краузе).
Настоящая выставка дает возможность узнать более подробно о таком сложном и неоднозначном направлении, как «новая вещественность» («New Objectivity», «
Neue Sachlichkeit») в мировом изобразительном искусстве, проследить переклички и взаимовлияния, выявить общее и индивидуальное в творчестве разных художников, живших в одно и то же время в разных странах.

«Немецкая живопись «новой вещественности», или, как можно было бы еще перевести этот термин, «новой объектности», ‑ наиболее известный вариант международного возврата к фигуративности после абстракции эпохи Первой Мировой войны. Но художники шли не «назад к реализму», а «вперед к реализму» – эта живопись опиралась на опыт массовых медиа, рекламы, фотографии и кино, впервые открытый в дадаизме. На очень близких позициях стояла и советская пост-авангардная живопись 1920-х годов, художники которой сами ушли от абстракции к новому технологическому изображению. Немецкие художники «новой вещественности» вызывали в СССР огромный интерес и во многом повлияли на такие крупные фигуры, как Дейнека или Пименов. Но была и принципиальная разница, обусловленная разницей общественного строя: Веймарская республика оставалась в основе своей классовой, форма картины-предмета для индивидуального потребителя не была в ней поколеблена. Советские художники пошли гораздо дальше по пути радикального пересмотра буржуазной иерархии ценностей. Их амбиции должны были реализоваться в масштабных, утопических образцах пролетарского искусства, где противоположность индивидуального и массового была бы полностью снята».  Е.Деготь «Разные вещи. Советская реалистическая картина в контексте «Новой вещественности» 1920-х годов»
«Изучение жизни и работы Загрекова затрагивает ряд важных вопросов, эстетических, философских и социальных, которые остались незамеченными или отброшенными в попытках определить значение искусства России XX века одной лишь внешней изобретательностью и новшествами. В случае Загрекова перед нами предстает профессиональный живописец, безусловно, знакомый с примитивизмом, кубизмом и футуризмом, в особенности благодаря своим московским наставникам, Петру Кончаловскому и Илье Машкову, предпочитавшим не вдаваться в изыски кубофутуризма и абстрактной живописи, а напротив, поддерживавшим повествовательную и документальную функцию искусства. Здесь Мы видим русского художника, который прожил в Германии почти шестьдесят лет, не дискредитируя ни своего русского происхождения, ни симпатии к Советам, который работал при политической диктатуре Гитлера, но не служил своим искусством идеологии нацизма, и который одинаково черпал вдохновение в образах русского модернизма, немецкой «новой вещественности» (Neue Sachlichkeit) и итальянского Кватроченто, соединяя их достоинства в своих пейзажах, портретах и натюрмортах». Дж. Болт «Николай Загреков и «новая вещественность».
www.kournikovagallery.ru

Коттеджный поселок Борки, д.36,  19-й км. Рублево-Успенского шоссе

Тел.: (495) 634 22 22 Факс: (495) 634 69 18

 

TopList

© 1994-2017 ARTINFO
дизайн ARTINFO
размещение ARTINFO