ЕЖЕДНЕВНЫЕ НОВОСТИ ИСКУССТВА@ARTINFO




В МИРЕ  В МОСКВЕ В РОССИИ  В ПИТЕРЕ  В ИНТЕРНЕТЕ  ПЕРИОДИКА  ТЕКСТЫ  НАВИГАТОР АРТ ЛОНДОН - РЕПОРТАЖИ ЕЛЕНЫ ЗАЙЦЕВОЙ АРТИКУЛЯЦИЯ С ДМИТРИЕМ БАРАБАНОВЫМ АРТ ФОН С ОКСАНОЙ САРКИСЯН МОЛОЧНИКОВ ИЗ БЕРЛИНА ВЕНСКИЕ ЗАМЕТКИ ЛЕНЫ ЛАПШИНОЙ SUPREMUS - ЦЮРИХ  ОРГАНАЙЗЕР  ВЕЛИКАНОВ ЯРМАРКИ

"От зомби к киборгу".  art-ontheground #6. Павел Микитенко

<<"От зомби к киборгу". Павел Микитенко>

В Москве science-art представлен только галереей «Electroboutique ViewStation» на  Арт-Стрелке, где пионеры российского кибер-искусства Алексей Шульгин и Аристарх Чернышев выставляют медиа-зеркала, превращающие изображение в подобие обложек психоделических  рок-групп шестидесятых или музыкальных клипов MTV. Недавно открывшаяся галерея Art&Science Space дополняет этот скромный ландшафт искусства, рождающегося там, где его территория пересекается с территорией науки.  
Только что завершившийся московский ScienceArtFest должен был сделать наши представления об этом феномене более полными. Можно было даже оказаться на выступлении знаменитого биотехноавангардиста Стеларка, о третьем ухе которого, выращенном им на предплечье, наслышан весь мир. Чтобы выяснить, что стоит за таким экстравагантным, но, как кажется, бессмысленным поступком, я пришел на выступление, заглянув и на выставку «Наука как предчувствие», представлявшую science-art из разных частей мира.  

Перед людьми, заполнившими подвал Винзавода, стояло заурядно одетое и без видимых признаков мутаций тело взрослого мужчины, - свои первые проекты Стеларк делал еще в середине семидесятых. Так что если кто-то ожидал увидеть художника в роли склонного к кибер-мистификациям персонажа в блестящих металлом одеяниях, то оказался разочарован. Но захватывающий рассказ об осуществленных за эти годы проектах и прекрасное чувство черного юмора, должны были вернуть им интерес к происходящему. 
На двух экранах, при помощи трех операторов, сосредоточенно нажимающих клавиши ноутбуков, Стеларк продемонстрировал публике свои эксперименты с телом и технологиями.  

Вслед за художниками шестидесятых-начала семидесятых, которые стали выставлять человеческое тело как произведение искусства, он выбрал собственное тело в качестве художественного материала. Но в отличие от предшественников, демонстрировал его не как кисть, предмет мистериальных истязаний или объект общественных отношений, а как объект научных исследований и экспериментов. Для того, чтобы найти применение достижениям научно-технического прогресса в создании нового человеческого кибер-тела. 
Начинал Стеларк с того, что выставлял свое тело подвешенным в различных положениях на вдетых под кожу крючках. Происходило это не только в галереях, но и в открытом пространстве города, где на высоте тридцати метров ему слышны были только шум ветра и потрескивания собственной кожи.  
Обращаясь с собой таким бесчеловечным образом, Стеларк демонстрировал тело как скульптуру и как объект исследования, испытывая возможности и показывая его взаимодействие с окружающей средой. Натянутую крючками кожу он описывал как ландшафт, созданный гравитацией.  
В продолжение темы, художник показал видео «Снимая фильм внутри тела», которое он сделал, проглотив небольшую камеру с фонариком. Камера совершила путешествие по его внутренностям, показав изнанку того, что мы привыкли видеть, смотря на других людей в повседневности. 
Превратив тело в объект, художник, рассуждая как конструктор, решил добавить ему третью руку «Extra Hand», - железную механическую конечность, которой он владеет достаточно хорошо, чтобы писать. Он стал часто использовать ее в перформансах, которые представляют собой череду экспериментов, или вернее демонстраций его достижений в работе по совмещению тела и технологий.  
Следующей находкой Стеларка, исследующей телесные границы, были датчики, позволяющие управлять движением мускулов на расстоянии. Так появился перформанс, в котором художник балансировал на одной ноге, управление остальными конечностями - включая все свои три руки - доверив находившимся в разных частях света зрителям. Этот странный танец демонстрировал смещенные границы нашей идентификации с телом и воплощал пугающие образы тоталитарных антиутопий. 
Затем, заинтересовавшись достижениями биоинженерии и индустрии пластической хирургии, он выращивает у себя на правом предплечье «Extra Ear». Совершенно лишенное слуха ухо, художник с удовольствием показывал посетителям вернисажа «Науки как предчувствия». На этой выставке Стеларк представил инсталляцию «Протезированная голова» - 3D изображение его головы, снабженное искусственным интеллектом и робо-голосом, позволяющим беседовать с ней, вводя слова с помощью клавиатуры. 

Когда выступление закончилось и художнику стали задавать вопросы, стало ясно, что большинство присутствующих испытывает некоторое недоумение или даже дискомфорт от происходящего.  И уж совсем не  разделяют его воодушевление от возможностей науки и техники по усовершенствованию данного нам от природы тела.   

- «Знают ли ваши родные и близкие о том, чем вы занимаетесь?».  
- «Мама не в курсе про третье ухо», - признался художник, - «она в слишком почтенном возрасте, чтобы думать об этом». 

Вопрос о том, верит ли он в бога, Стеларк переадресовал «Протезированной голове». Голова, конечно, ответила, что никакого бога не существует.  

На вопрос же, зачем вообще нужны эксперименты по технологическому усовершенствованию человеческого тела, художник ответил, что если самый важный человеческий орган - кожу модифицировать, чтобы она позволяла кислороду поступать непосредственно к органам, а также усваивала влагу  и другие жизненно необходимые вещества из окружающего пространства, то внутри тела освободилось бы много места, которое можно занять полезными технологическими приспособлениями.  

Стеларк полон экстравагантных идей. 
Цитируя Витгенштейна, он говорил о том, что человеческая мысль рождается не в мозге, а на поверхности губ, или между пальцами и клавиатурой. Поэтому, изменяя тело, внедряя в него новые приспособления, мы также меняем и наши мысли, способ думать вообще.  
Или, что сегодня, когда мы можем наблюдать существование материи в промежуточном состоянии между живым и не живым, например, при трансплантации органов, уже невозможно говорить о живом или неживом, скорее можно говорить о существующем или не существующем.  
Сознание - это лишь привычка речи, а человек - тело, эволюционирующее от состояния безмозглого зомби, к технологизированному киборгу. 

Но возвращаясь к нашей реальности зрителя этого выступления, мы задаемся вопросом, что значат эти эксперименты на грани между наукой и искусством, которые редко можно отнести к искусству и еще реже к науке? Ведь они не способны удовлетворить требований развитого художественного вкуса. Но также не являются технологическими достижениями, а только намекают на нечто большее, что может произойти в будущем. Ведь «Extra Hand» пока может только повторять движения правой руки, на которую ее надевает Стеларк,  «Extra Ear» никогда не будет слышать, а «Голова» лишь более или менее обыкновенный искусственный интеллект.  
В чем же смысл такой деятельности, существующей на территории искусства, как пространства, дающего жизнь самым разным занятиям и утопическим практикам. Смысл такой деятельности - давать нам образы современного научно-технического прогресса, лишенного воображаемого.  
Воображаемое кибернетики богато и чрезвычайно разработано. Тоже можно сказать про космическую индустрию. Образный мир атомной промышленности также вполне определен. Но для того, чтобы представить себе, что происходит в сфере нанотехнологий или биоинженерии, у нас нет ничего, кроме однообразных картинок спиралей ДНК или микросхем, которые сопровождают сообщения из этой области на новостных сайтах. Это происходит потому, что результаты этих исследований находятся за пределами человеческой видимости. О том, в чем заключаются достижения современных инженеров можно только услышать или прочитать. В результате огромная область человеческой деятельности оказывается скрытой от глаз, не имеет образов, с помощью которых ее можно было бы представить, но в то же время стремительно развиваясь, постоянно дает о себе знать. Это пространство тревоги и неудовлетворенного воображения требует заполнения. И титанические усилия по представлению непредставимого берут на себя такие художники как Стеларк. Они воплощают это «будущее», или лучше сказать, символ будущего в собственных телах. И хотя такое воплощение символов в теле и выглядит громоздким, но теперь, если говорят о био-инженерии, то мы знаем, что речь идет о чем-то подобном «Extra Ear», а искусственный интеллект «похож» на «Протезированную голову». Благодаря science-art мы можем хоть как-то представить, к чему ведет нас технический прогресс, ведь кинематограф, также всю вторую половину двадцатого века предлагающий нам образы будущего, давно уже не вызывает никакого доверия и не стремится к этому.

Павел Микитенко


<< art-ontheground #5. Павел Микитенко. Перевод статьи Клемента Гринберга "Арт критицизм". Этот тект 81 года важен тем, что в нем сделана попытка определить, чем является критицизм в отличии от других видов письма об искусстве. И хотя сегодня, в связи с этим текстом остается много вопросов, которые мы намерены затронуть в последующих текстах рубрики, главная его мысль представляется нам верной. А именно, художественная критика – это ценностное суждение, имеющее своим основанием вкус критика >

<Авдей, Прага, панк. 2003. 27 октября 2008>

<Берлинская выставка «Неповиновение» Авдея Тер-Оганьяна и Зои Черкасской (2-18 ноября, 2007), объединившихся в под названием «Новый дискурс» – это проблематизирующая артистическая реакция на современное состояние художественной системы.

<"Мой частный город Россия". О только что завершившейся выставке Павла Пепперштейна в галерее Риджина. Поскольку выставка далеко не ординарная, то у Павла Микитенко появился повод порассуждать об определённой тенденции, всё отчётливей проявляющейся в нашем искусстве>

<
"Школа манифестации". Анализ результатов работы Давида Тер-Оганьяна и Ильи Будрайтскиса в Бурже в октябре 2007. Павел Микитенко. 15 января 2008>

TopList

© 1994-2017 ARTINFO
дизайн ARTINFO
размещение ARTINFO