ЕЖЕДНЕВНЫЕ НОВОСТИ ИСКУССТВА@ARTINFO



  В МИРЕ  В МОСКВЕ В РОССИИ  В ПИТЕРЕ  В ИНТЕРНЕТЕ  ПЕРИОДИКА  ТЕКСТЫ  НАВИГАТОР АРТИКУЛЯЦИЯ С ДМИТРИЕМ БАРАБАНОВЫМ АРТ ФОН С ОКСАНОЙ САРКИСЯН МОЛОЧНИКОВ ИЗ БЕРЛИНА SUPREMUS - ЦЮРИХ  ОРГАНАЙЗЕР  ВЕЛИКАНОВ ЯРМАРКИ ТЕТЕРИН НЬЮС ФОТОРЕПОРТАЖИ АУДИОРЕПОРТАЖИ УЧЕБА РАБОТА КОЛЛЕГИ АРХИВ

Арт Лондон.  Репортажи из Лондона Елены Зайцевой.

<< #4 21 ноября 2006 года.
Керстин Хёллер (Carsten Holler) в Тейт Модерн. Премия Тернера. Мелик Оганьян - SEVEN MINUTES BEFORE  в South London Gallery>

Керстин Хёллер (Carsten Holler) в Тейт Модерн.

<<Позвольте дать совет музейным пиар-службам: если спонсор выставки просит, чтобы пресса упоминала его имя, включите его в название выставки. Разумеется, если спонсорский вклад того стоит. Так, например, Тейт Модерн назвала один из самых своих амбициозных проектов «Серия Юнилевер» по имени концерна Unilever. Программа, поддержанная концерном, позволяет музею один раз в год заказывать работы для Турбинного зала самым крупным художникам современности. Бюджет каждой работы превышает миллион фунтов стерлингов.

Турбинный зал галереи, высота потолков которого составляет 35 метров, а длина – 152, являет собой одну из важнейших в мире площадок для создания грандиозных инсталляций. С момента открытия галереи Тейт в здании бывшей  электростанции на южном берегу Темзы в 2000 году  в Турбинном зале были показаны инсталляции Луис Буржуа, Хуана Муноса, Аниша Капура, Олафура Элиассона, Брюса Наумана, Рейчел Уайтрид. В нынешнем сезоне, 2006 – 2007, зрителям предъявлен проект немецкого художника Кэрстена Хёллера, приставляющий собой гигантские спирали из металла и оргстекла, в которых человек может соскальзывать вниз, лежа на специальном одеяле.  

Произведения современного искусства, величина которых во много раз превышает размер человеческого тела,  дарят зрителю не только эстетические впечатления, но и переживание некоего опыта на границе искусства и реальности, который невозможно получить где-либо вне музейных стен, но данная инсталляция слишком сильно напоминает горки в аквапарках, чем вызывает горячие споры о различиях между  аттракционами и музейными экспонатами.

Керстен Хёллер считает, что спирали вполне могут быть альтернативой лестницам и лифтам в архитектуре будущего и собирается установить такие сооружения в городском пространстве. Таким образом, его работа, с одной стороны, развлекает (желающих много, если хотите соскользнуть с верхних этажей Тейт, приезжайте за билетами в первой половине дня), с другой стороны – содержит в себе прекрасную утопическую и урбанистическую компоненту архитектуры будущего. Поэтому я с легким сердцем причисляю себя к партии за «спирали Хёллера – каждому музею». 

До 9 апреля.

Премия Тернера.
До 14 января.

<<4 декабря состоится присуждение премии Тернера, вручаемой ежегодно «выдающемуся  художнику в возрасте до 50 лет, живущему и работающему в Великобритании». Со времени учреждения премии (1984) ее получали Гилберт и Джордж,  Тони Крэг, Аниш Капур, Дэмиен Херст, Джереми Деллер. За два месяца до награждения победителя работы четырех художников «короткого списка» выставляются в галере Тейт. Директор галереи Тейт и председатель жюри премии Тернера Николас Серота убежден, что «короткий лист» премии должен отражать пристрастия жюри, нежели быть политкорректным кивком всем важным тенденциям в искусстве. То есть, критериев оценки художественного процесса нет, но есть жюри, куда входят критики и кураторы исключительно авторитетные и профессиональные, которые не в последнюю очередь влияют на этот самый процесс.  Словно в противовес прошлогоднему выбору работ визуально эффектных, в «коротком списке» этого года ничто не поражает воображение зрителя с первого взгляда.  

Так, художница-живописец Томма Абст (Tomma Abst) с 1998 года пишет холсты одного и того же скромного формата, 48 х 38 сантиметров. Неяркие по цвету, они отсылают нас к первоосновам живописи как способа моделирования реальности. Сама по себе картина – это вещь, предмет, но такой, который может служить «окном в мир», часто – мир идей. Живописец никогда не забывает, что работает с плоскостью, но эта плоскость заключает в себе возможность иллюзии пространства, открытого в бесконечность. Работы Томмы Абст не дают глазу зрителя успокоиться, заставляя его беспрерывно двигаться по заданным на полотне линиям, которые, подобно ленте Мебиуса, то становятся объемными, беззаконно выходящими за пределы отведенной им плоскости, то сливаются с плоским фоном. И здесь оказывается, что, во-первых,  мы еще способны отдаваться иллюзии, и, во-вторых, что даже в наши дни возможно искусство, которое занимается собственными внутренними законами, не вторгаясь в области социального, политического, этического. Искусство, исследующее законы реальности, которую оно само же и порождает.  

Полной противоположностью этому являются работы другого номинанта премии Тернера, Фила Коллинса (Phil Collins), изучающего сферу социальной реальности средствами эстетики, порожденной массмедиа.  Что мы видим, когда смотрим в объектив камеры, и что она от нас скрывает? Каково соотношение истины и авторского заблуждения в документальном репортаже? Какова доля реальности в реалити-шоу? Эти вопросы были поставлены искусством задолго до Коллинса, и его работы не были бы так многогранны и сильны, если бы в центре внимания художника не был бы прежде всего  человек, и всегда – крупным планом.  Камера и профессиональные хитрости репортеров – это средства, при помощи которых Колинс повествует о человеке – о том, кого снимает камера, и о том, кто снимает. И второй ему не менее важен, чем первый.  Коллинс создает работы о коммуникации  людей, находящихся либо по обе стороны камеры, либо по обе стороны телевизионного экрана.

В проекте «Возвращение реального» (“The Return of the real”), созданного для Стамбульской Биеннале 2005, Коллинз пригласил людей, которые считают, что их жизнь потерпела крах в результате участия в реалити-шоу, на пресс-конференцию, организованную в фешенебельном отеле Стамбула.   В результате журналисты услышали пятнадцать пронзительных историй, некоторые из которых потом транслировались вечерними новостями. После пресс-конференции Коллинз нанял директора одного из турецких реалити-шоу, чтобы тот провел часовое интервью с каждой из жертв телешоу. 

Этот проект и демонстрируется в Тейт. Зритель находится между двумя экранами, на одном из которых – интервьюируемый, а на другом – задающий ему вопросы журналист. Он как бы внутри их диалога. Но то, что мы видим – является ли это более правдой, чем телевизионное шоу, или мы становимся зрителями нового шоу другого уровня? Время от времени на заднем плане виден автор проекта, занятый регулировкой звука или изображения – появляясь на экране, он не дает забыть о своей роли организатора этого нового шоу.

В соседнем помещении  - настоящий офис с работающими в нем живыми людьми, отгороженный от зрителей стеклянной стеной. Это  художник, офис-менеджер, исследователи и секретарь работают с понедельника по пятницу, готовя британскую версию «Возвращения реального». Сотрудники офиса, во главе с художниками, ставят себя в положение героев реалити шоу. Но нельзя забывать, что и зрители являются объектом наблюдения со стороны сотрудников офиса. Стеклянная стена прозрачна с обеих сторон, и все мы оказываемся участниками игры, в которую нас вовлекают искусство и телевидение.

Похожими проблемами занимается Марк Титчнер (Mark Titchner). Только здесь вы яснее  ощущаете опасность эксперимента. По сути, единственный человек, для которого созданы хитроумные психоделические инсталляции и гигантские баннеры с лозунгами – это вы, зритель. Вы  выбираете степень погруженности в предлагаемую игру, в результате которой вы можете испытать разные состояния – от легкого головокружения до серьезного шока.  Не увлекайтесь, это лишь игра в коды, обнаруживающая постоянное несовпадение смыслов, невозможность построить единую картину мира.

Невозможность моделирования целостной картины мира с единой системой ценностей -   важная проблема современного искусства, в скрытом или явном виде присутствующая во многих произведениях. В современной архитектуре это проявляется в отсутствии ясной и цельной формы. 
Скульптуры Ребекки Уоррен (Rebecca Warren), четвертой в «коротком списке» премии Тернера, являют собой неуравновешенные, словно в легком движении распада полуабстрактные формы, составленные из отдельных кусочков глины либо несочетающихся друг с другом предметов, будто случайно оказавшихся в одном ящике с прозрачной стеной. Так или иначе, все работы оборачиваются цитатами из великих -  Бойса, Серра, а также массовой и бытовой культуры.
 

Мелик Оганьян.
Melik Oganian.
SEVEN MINUTES BEFORE.
South London Gallery.
До 22 декабря.

Иллюстрации:
Мелик Оганьян. Seven Minutes Before, 2004.
Courtesy Galerie Chantal Crousel, Paris and Yvon Lambert, New York.


<<В жюри Премии Тернера входит Маргот Хеллер, директор South London Gallery.  Среди самых лучших галерей Лондона эта отличается самым неудобным расположением (сначала нужно ехать на метро в южный Лондон, затем -  20 минут на автобусе) и самой безупречной политикой. Мой знакомый художник, Белтран Обрегон, считает, что это лучшая галерея Лондона. Сюда не допускается коммерция и кураторы не заботятся о громкости имен, хотя среди их художников есть такие как Гилберт и Джордж, Крис Берден, Он Кавара. Каждый проект здесь – это событие и важная тенденция в мире искусства.
Сейчас здесь показывают видеоинсталляцию Мелика Оганьяна, автора,  знакомого московскому зрителю по 1Биеннале современного искусства, на которой он представил интерактивную инсталляцию «Замедленное движение, от Slave к Valse», предложив зрителю складывать слова, пользуясь тумблерами, расположение которых было случайно и беспорядочно. К тому моменту “Seven Minutes Before” был уже готов, но на биеннале, к сожалению, не попал. Этот фильм – лучшее, созданное Оганьяном,  демонстрируется сейчас в  South London Gallery.

На семи экранах, разместившихся во всю длину галереи, разворачивается эпическое действие, составленное из сцен, не связанных друг с другом логически. Странствующие музыканты, волк в клетке, взрыв автомобиля, томные ландшафты юга Франции сменяют друг друга по законам сновидения, эпизоды которого связаны друг с другом парадоксальной логикой, непонятной после пробуждения. Однако, монтаж сделан так искусно и ритм так напряжен, что, находясь внутри, отдаешься этой логике и все прекрасно понимаешь. Это, безусловно, - «другая реальность», но как-то очень важным для нас образом связанная с нашей.

В South London Gallery, история которой восходит к 1868 году, есть скрытый под половым покрытием  уникальный паркет XIX века по эскизам Вальтера Крейна, известного художника эпохи art neuveau. «Источником искусства является человеческая жизнь» - эта истина, выложенная из разных пород дерева более ста лет назад, актуальна и сейчас.


<<Елена Зайцева.

<< АртЛондон #3 14 февраля 2006 года.
Тино Сегал. Институт современного искусства (ICA). «Источник» Даниеля Рота в South London Gallery. Ретроспектива Джозефа Кошута в галерее Спрут Меджерс Ли (Sprüth Magers Lee).  Мартин Киппенбергер. Тейт Модерн>

<< АртЛондон #2 20 января 2006 года.
Том Хантер. «Живущие в аду и другие истории». Галерея искусств (The Arts Gallery), Университет Лондона, Re-Stage (Перепостановка). Ярмарка современного искусства London Art Fair. «Мир Уорхола. Фотография и телевидение». Выставка классика трансавангарда Франческо Клементе. Ретроспектива Дэна Флавина. Инсталляция Мэта Брайанса. Джеймс Хопкинс – последователь нео-поп-арта. До сих пор не утихают споры по поводу «Беременой Эолисон Лэппер». «Ноль, построивший гнездо в моем пупке» Уго Рондиноне и «Создавая общественные пространства» Дэйвида Аджая. «Три китайских императора» в Королевской Академии искусств>

<< АртЛондон #1 26 декабря 2005 года.
Выставка номинантов премии Тернера. Рейчел  Уайтрид. Набережная. Турбинный зал Тейт-Модерн. В Тейт галерее переделывают постоянную экспозицию. Дом сновидений Ильи и Эмилии Кабаковых. Блокбастер этого сезона - «Анри Руссо. Джунгли в Париже». «Новые современные-2005»

TopList


© 1994-2017 ARTINFO
дизайн ARTINFO
размещение ARTINFO