ЕЖЕДНЕВНЫЕ НОВОСТИ ИСКУССТВА@ARTINFO



  В МИРЕ  В МОСКВЕ В РОССИИ  В ПИТЕРЕ  В ИНТЕРНЕТЕ  ПЕРИОДИКА  ТЕКСТЫ  НАВИГАТОР АРТИКУЛЯЦИЯ С ДМИТРИЕМ БАРАБАНОВЫМ АРТ ФОН С ОКСАНОЙ САРКИСЯН МОЛОЧНИКОВ ИЗ БЕРЛИНА SUPREMUS - ЦЮРИХ  ОРГАНАЙЗЕР  ВЕЛИКАНОВ ЯРМАРКИ ТЕТЕРИН НЬЮС ФОТОРЕПОРТАЖИ АУДИОРЕПОРТАЖИ УЧЕБА РАБОТА КОЛЛЕГИ АРХИВ

Арт Лондон.  Репортажи из Лондона Елены Зайцевой.

<<Арт Лондон #7 с Еленой Зайцевой. 10 марта 2008 года. Классики живые и мёртвые>
Воспетый Рансьером «третий путь между вечностью господства и дикостью восстания».


<<Дюшан, Манн Рей, Пикабиа в Тейт Модерн.

История искусства ХХ века называет дада самым влиятельным движением ХХ века, «ответственным» за дематериализацию искусства, апроприацию, реди-мейд, искусство перформанса, концептуализм и многое другое. Имя Дюшана еще при жизни стало именем верховного классика ХХ века и к нашим дням стало покрываться патиной академической скуки, которой не избежал ни один великий. Выставка в Тейт Модерн хороша как раз тем, что разоблачает штампы и мифы, сложившиеся вокруг образов великих реформаторов искусства, и представляет их живыми, ищущими людьми, восхитительно наглыми характерами, авантюрными личностями, пустившимися в опасное путешествие с непредсказуемым результатом, великими насмешниками, неудержимое ребячество которых выросло до масштабов целой эры в искусстве. Даже кубизм, переменивший не только все правила живописи, но и сам подход к живописному произведению, кубизм, казался им слишком консервативным! Уже в своих ранних живописных поисках юный Дюшан старательно избегал кубизма. Первая работа на выставке – воздушный и легкий живописный пейзаж, изображающий дом в Путо, в пригороде Парижа, где 20-летний Дюшан, прошедший службу в армии, гостил у братьев Жака Вийона и Раймона Дюшан-Вийона. Братья пытались обратить молодого художника в кубизм, но последний отчаянно сопротивлялся. Хотя, его известная всем живописная «Обнаженная, спускающаяся по лестнице», не совсем свободна от его влияний.

 

Но создатели выставки далеки от дидактики, рассматривающей историю искусства как историю направлений. Для них история искусства – это история личностей, в данном случае – трех друзей, которых принято относить к разным направлениям, но во взаимодействии которых рождалось новое искусство. Реди-мейды Дюшана, те самые, легендарные, как «Лопата для снега» (1913), первый в истории реди-мейд, «Фонтан» (1917), вошедший во все учебники, занимают не самое важное место на выставке и почти все собраны в кучу  на одном подиуме в небольшом зале.
Возле подиума все время останавливаются экскурсоводы, и, показывая рукой на «Фонтан», спрашивают публику: «Что это такое?» и публика под общий громкий смех состязается в остроумии относительно писсуара, подписанного именем R.Mutt. Смех публики – это как раз то, что в данном случае «хотел сказать автор», и создатели экспозиции в Тейт с присущим этому музею изяществом учли это даже в работе экскурсоводов. Искусства не существует без публики, но в ХХ веке публика стала участвовать наравне с художником в создании произведения.

Это с потрясающе нахальной прямотой показал Дюшан в своем посмертном (я не оговорилась) произведении Etant Donnes, реконструкция которого представлена на выставке (оригинал находится в Филадельфийском музее искусств и никогда не покидает своего места). Работа была окончена по эскизам мастера уже после его смерти. Она являет собой стереометрическое изображение обнаженной девы, раскинувшейся в призывной позе (как если бы «Рождение мира Курбе» было бы воспроизведено мастером махрового китча). Изображение скрыто за дверью, и его можно увидеть, только наклонившись к специальным отверстиям для глаз. Сам по себе процесс смотрения в дырочки – перформанс, который совершает каждый зритель на глазах у нетерпеливой очереди –  он знает, что они знают, на что он смотрит. Но самое поразительное в этой работе то, что вокруг дырочек для глаз со временем образовалось изображение маски, каковая являет собой коллективный портрет зрителей Дюшана – единственное в мире подлинное произведение автора, созданное после его смерти. Напоминающая чертенка маска имеет лукавый вид и может считаться последней ухмылкой гения.

В экспозиции собраны практически все хрестоматийные работы Дюшана, Пикабиа и Манн Рея –  например, портрет маркизы Касати последнего, смазанность которого художник посчитал технической ошибкой и хотел его уничтожить, чему воспротивилась оригинал портрета, которая растиражировала его, что и принесло автору, доселе известному как живописец, славу великого фотографа-портретиста. Но создатели выставки не ограничились хитами, они собрали огромное количество фотографий, коллажей, писем, стихов, юмористических телеграмм, фильмов и другого материала, как, например, и явно неудачные работы, к коим, без сомнения, можно отнести грубую и китчевую позднюю живопись Пикабиа.
Этот дотошно собранный и остроумно экспонированный материал дает потрясающее ощущение  эпохи, которая своей зашкаливающей энергией перемен и запальчивыми поисками новизны и отрицания всякой традиции (злых насмешек троих друзей не избежал даже лидер сюрреалистов Андре Бретон – «за попытки занять первенство в новых отношениях между искусством и жизнью»), не дает нам расслабиться до сих пор.
Отдельного упоминания заслуживает каталог к выставке, снабженный мощным справочным аппаратом и изобилующий известнейшими именами авторов статей – одну из них написал испытывающий большой интерес к современному русскому искусству Жан-Юбер Мартен, который, как известно, будет делать 3-ю Московскую биеннале.

До 26 мая

<<Питер Дойг

В галерее Тейт Бриттен открыта выставка работ Питера Дойга. При первом взгляде,  выставка поражает масштабом,  холсты Дойга свободно развешаны в восьми просторных залах Тейт.  Так выставляют только классиков. По сути, выставка и закрепляет за 48-летним художником статус живого классика. Фламандец по происхождению, родившийся в Эдинбурге и проведший детство и отрочество в Тринидаде и Канаде, Дойг учился в Лондоне в школе  Сент-Мартин и школе искусств Челси. В будущем году Питер Дойг будет номинироваться на премию Тернера, в шорт-листе которой он уже состоял в 1994 году.

В перспективе модернизма живопись Дойга видится как воспетый Рансьером «третий путь между вечностью господства и дикостью восстания».Живущий в последние пять лет в Тринидаде Дойг пользуется камерой, газетными вырезками, почтовыми открытками и кино для поисков сюжета картин. Так, «Белое каноэ» было вдохновлено хоррором «Пятница, 13-е). Но каждая картина рождается в муках: как и положено, ей предшествует множество этюдов и эскизов, как композиционных, так и над отдельными фигурами. Один зал выставки отведен под эскизы к картинам и чем-то напоминает зал Иванова в Третьяковской галерее – титанический труд поиска нужной композиции, выразительных фигур и цветового решения.  

Коллекционеров привлекает этот честный труд живописца, восходящий к традициям золотого века живописи, и работы Дойга, и без того самого дорогого из живописцев его поколения, постоянно растут в цене. Это действительно честный труд, так как Дойг – художник, абсолютно и полно принадлежащий своему времени: большие, яркие холсты являют собой образец работ, написанных человеком, чье зрение сформировано экраном. Такие сочетания оттенков возможны только в эру электроники и тонких химических технологий. Работы абсолютно современны, и их реальность, это – реальность второго порядка, видение мира через рамку языков различных культур. Так, одна из самых поэтичных серий посвящена архитектуре Ле Корбюзье, вернее, одному из его поздних творений – «Жилой единице» в Брие-ан-Форе.

Другая большая работа, диптих «Лыжная куртка», воспроизводит газетную фотографию с рекламой популярного японского горнолыжного курорта. Но написана она тончайшими оттенками перламутрово-зеленого, нежно-розового и охры, и прекрасна, как музыка.
 

<Ski Jacket 1994. Oil on canvas. Tate. © The Artist and Victoria Miro Gallery, London>

Выходя из музея на улицу и взирая на предзакатное небо на Темзой, любуясь сверканием голубых стекол офисных зданий на другом берегу, проходя по улице с причудливыми очертаниями тополей с коряво обрубленными ветками, замечая, как прекрасен цвет кирпичных стен во время заката и умиляясь бельем, развешенном на веревке, протянутой вдоль аккуратного дворика, понимаешь, что узнала о мире что-то  неизвестное тебе до сих пор – может быть, в этом и состоит миссия искусства, похищенная у нас модернизмом? Или, нет, все как раз наоборот, мы – это люди будущего, о которых мечтали модернисты в лучшую эпоху этого мировоззрения?
Это, несомненно, высокое искусство, но по психоделичности  и мощности воздействия оно, несомненно, сравнимое с мощью культурной индустрии. Хотя, аудитория выставки не так  велика – одновременно со мной в разгар рабочего дня по выставке ходило десятка три-четыре человек. Но и это немало. Как раз столько, сколько нужно, чтобы ощутить себя частью общности людей, любящих искусство, но не  вынужденных продираться к картинам через чужие спины – и что такое эта свободная общность людей, собравшихся случайно и без принуждения, как не прекрасная метафора идеального общества?

Тейт Бриттен, до 27 апреля

Canoe Lake 1999. Watercolour, pencil and oil on paper. 38.1 x 55.9 cm . Courtesy Sadie Coles HQ, London
©The Artist and Victoria Miro Gallery, London
 

 


<<Елена Зайцева.

 

<< АртЛондон #6 16 января 2008 года. Метафизическое искусство>
Сара Беддингтон. Места смеха и плача. Лондон. Bloomberg Space, с 12 января до 23 февраля 2008 года>

<< АртЛондон #5 10 октября 2007.
 Концептуализм приобрел благородную патину времени. Страшно подумать, но от лучших лет концептуализма нас отделяет тот же временной промежуток, что концептуалистов – от времени перед Второй мировой войной. На эту мысль наводят выставки в галереях Лондона.  Лидера исландского искусства 70-х Храйнн Фридфиннссон в галерее Serpentine. И аргентинца Давид Ламелас в галерее Monika Sprüth Philomene Magers>

<< АртЛондон #4 21 ноября 2006 года.
Керстин Хёллер (Carsten Holler) в Тейт Модерн. Премия Тернера. Мелик Оганьян - SEVEN MINUTES BEFORE  в South London Gallery>

<< АртЛондон #3 14 февраля 2006 года.
Тино Сегал. Институт современного искусства (ICA). «Источник» Даниеля Рота в South London Gallery. Ретроспектива Джозефа Кошута в галерее Спрут Меджерс Ли (Sprüth Magers Lee).  Мартин Киппенбергер. Тейт Модерн>

<< АртЛондон #2 20 января 2006 года.
Том Хантер. «Живущие в аду и другие истории». Галерея искусств (The Arts Gallery), Университет Лондона, Re-Stage (Перепостановка). Ярмарка современного искусства London Art Fair. «Мир Уорхола. Фотография и телевидение». Выставка классика трансавангарда Франческо Клементе. Ретроспектива Дэна Флавина. Инсталляция Мэта Брайанса. Джеймс Хопкинс – последователь нео-поп-арта. До сих пор не утихают споры по поводу «Беременой Эолисон Лэппер». «Ноль, построивший гнездо в моем пупке» Уго Рондиноне и «Создавая общественные пространства» Дэйвида Аджая. «Три китайских императора» в Королевской Академии искусств>

<< АртЛондон #1 26 декабря 2005 года.
Выставка номинантов премии Тернера. Рейчел  Уайтрид. Набережная. Турбинный зал Тейт-Модерн. В Тейт галерее переделывают постоянную экспозицию. Дом сновидений Ильи и Эмилии Кабаковых. Блокбастер этого сезона - «Анри Руссо. Джунгли в Париже». «Новые современные-2005»

TopList


© 1994-2017 ARTINFO
дизайн ARTINFO
размещение ARTINFO